Публицистика — это вид литературы, характеризующийся злободневным общественно-политическим содержанием и предназначенный для воздействия на сознание максимально широкого круга читателей. Благодаря сочетанию методов научного и обыденного знания, постановке фактов реальности в причинно-следственный контекст, а также присущим публицистике пафосу и красноречию, единству образности, эмоционального и логико-рационального начал публицистика реализует свою способность воздействовать на жизненную реальность путем вовлечения читателей в действенный диалог о животрепещущих вопросах современности, трансформируя знания аудитории в убеждения.

САЛЬВАДОР АЛЬЕНДЕ

альендеЗа дверью я слышу шаги смерти, металлическое цоканье армейских сапог и щёлканье оружейных затворов. Если они здесь, значит, защитники «Ла-Монеду» уже мертвы, и я остался один. Было ли мне страшно? Наверно, да. Трудно смириться с мыслью, что через несколько минут тебя уже не будет. К этому невозможно привыкнуть. Единственное, что успокаивало, ждать осталось совсем недолго. Дверь отварилась, в кабинет вошёл молодой человек в армейской форме с нашивками капитана. Он передёрнул затвор и выпустил автоматную очередь в моё тело. Всё было кончено. Меня похоронили ночью, в Вальпараисо, в фамильном склепе на кладбище Санта-Инес. Не было ни одной родной души, только могильщики. На следующий день, кто-то наклеил листовку на ворота кладбища. «Здесь лежит Сальвадор Альенде – президент республики Чили, преданный и свергнутый военной хунтой»…

Эта плоть – для бронзы

ПАТРИС ЛУМУМБА

лумумба2Никто ничего не знал о той ночи в Катанге, никому не позволили знать. Их миссия была важной: забрать тело и уничтожить его. Нет могилы, нет памяти… Даже мёртвого они боялись меня. Детям лучше не знать о том, что случилось, не надо. Они всё равно не поймут. Не рассказывайте им об этом… Не говорите им ничего. Всё, что от меня осталось, два зуба. Их вытащил бельгийский полицейский, оставил себе на память. У меня были хорошие зубы, крепкие, покрытые золотом. Дантисты знают, как это делается. Он проклинал меня, и до сих пор проклинает. Почему? А кому понравится выполнять грязную работу в чужой стране? Ему приказали, он сделал. Вначале, он разрубил моё тело на части, потом, сложил в бак, залил его кислотой и поджёг. Казалось, что это будет длиться вечность. Всё кончилось через час. Затушив огонь, он опрокинул бак с моими останками в яму и засыпал его землёй. А начиналось всё так неплохо…

Сердце Африки

ЧЕ

че1Они боялись меня даже раненого, мои враги: полковник Андрес Селич, полковник разведки Мигель Аноро, министр внутренних дел Боливии Антонио Аргедас, командующий армией генерал Овандо. Каждый из них подходил ко мне, говорил разную бессмыслицу и бежал прочь, как от прокажённого. Всё утро Овандо совещался по радио с Баррьентосом, а Гонсалес с американским посольством. Никто не хотел брать на себя ответственность за мою смерть. Ближе к полудню переговоры закончились, всё было решено. Меня и моих друзей, Вилли и Чино, завели в здание школы, в первый попавшийся класс и поставили к стенке…

Революция — моя жизнь

Добавить комментарий