Бедность становится неизбежной

МОЛОТ Форумы БЕЗ РУБРИКИ Бедность становится неизбежной

В этой теме 1 ответ, 1 участник, последнее обновление  Arc 2 нед., 3 дн. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #4124

    Arc
    Модератор

    Осипенко Аркадий

    Когда мы станем богатыми? Этот вопрос терзает душу украинца с тех пор, как Украина стала независимым государством. Никогда! Дают ответ на этот вопрос самые заядлые оптимисты. Украинцы беднели всегда, процесс обнищания народных масс не останавливался даже в самые зажиточные годы, когда были доступны дешёвые потребительские кредиты. Мнимое благосостояние населения привело к финансовой кабале и неизбежному банкротству миллионы людей. Цепляясь за жизнь, они вынуждены работать за всё меньшее и меньшее вознаграждение, закладывая и перезакладывая то, что досталось им от родителей. Банки, ломбарды, кредитные союзы, скупщики растут как грибы после дождя, паразитируя на горе и несчастье обманутых людей.

    Сколько нужно денег среднестатистическому украинцу для нормальной жизни? Как показал соцопрос, 67% граждан Украины вполне бы устроила цифра 25000 грн. в месяц. Согласно данным Госкомстата Украины, каждый среднестатистический украинец имеет в своём кармане располагаемый доход 265 дол. Около 6000 грн.

    — Располагаемый доход – это популярный показатель оценки доходов населения страны, — разъяснил президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. — При его расчете учитываются все доходы: зарплата, проценты по депозитам, доход от сдачи недвижимости в аренду и прочие легальные поступления. Кроме того, учитываются и разного рода социальные льготы, которые получают украинцы из госбюджета в денежной и не денежной форме — субсидии на ЖКХ, пособия на детей, выплаты беженцам. Поэтому и расчет ведут на одного жителя страны, включая стариков и младенцев, дабы учесть все доходы и все социальные выплаты.

    Разумеется, Госкомстат все это считает в гривне но, говорит экономист, привычнее и корректнее все же сравнить эти суммы в долларовом эквиваленте – уж слишком разным был курс за последние годы.

    Итак, по итогам 2016-го каждый украинец имеет в своем кармане около 265 долларов, в то время как еще три года назад в 2013-го – эта сумма составляла 651 доллар. По показателю располагаемого дохода мы зависли между 2005-м и 2006 годом, когда эти показатели составляли 199 и 290 долларов соответственно. Если сравнить цены на продукты питания, затраты на коммуналку и прочее, то станет совсем грустно. Более 70% украинцев гарантированно обречены на бедность.

    Несмотря на то, что почти у каждого имеется стандартный набор бытовой техники — холодильник, стиралка, телевизор, пылесос, компьютер и айфон. А у некоторых — ещё и автомобиль. Качество жизни сильно уступает стандартам среднего класса в развитых странах. Украинцы — типичные нищеброды потому, что все блага цивилизации приобретаются так называемым «средним классом» исключительно через потребительский кредит.

    Как подсчитал Госкомстат, общая сумма долга украинских заёмщиков перед банками составляет почти 200 миллиардов гривен. Каждый украинец должен около 10000 грн. Жить в долг по примеру европейцев и американцев постепенно входит в привычку. Украинцы все чаще пользуются заемными деньгами, и на это у экспертов есть два противоположных объяснения. Эксперты-оптимисты полагают, что у наших сограждан появилась уверенность в будущем – вот и залезаем в долги, чтобы порадовать себя сегодня, а заплатить завтра. Пессимисты, наоборот, считают, что у украинцев нет ни денег, ни надежды на обеспеченное будущее, вот и приходится брать кредиты, чтобы купить самое необходимое.

    Ошеломительная стоимость беззалоговых кредитов – до 70% годовых – украинцев не пугает. Как показывают опросы, наши люди чаще всего берут деньги в долг на ремонт, покупку мебели и бытовой техники, оплату учебы и отпуска. Постепенно украинцы осознают, что кредиты – довольно полезная штука! Наши родители годами копили деньги, чтобы приобрести импортную стенку, мягкий уголок или автомобиль, а сегодня достаточно иметь при себе лишь паспорт и идентификационный код, чтобы выйти из магазина с дорогостоящей покупкой.

    Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что это лишь видимость хорошей жизни. И на самом деле от такой кажущейся простоты приобретения мы не стали жить лучше. Зарплаты не растут, как яблоки на деревьях, а наоборот падают. В чём же причина такого парадокса? В рыночной экономике оплачивается только рабочая сила или способность к труду. Человек получает ровно столько товаров и услуг, сколько ему нужно для восстановления сил и продолжения репродуктивной деятельности. Денежное выражение этой стоимости – плата за труд. Если это так, то почему мы бедны?

    Экономисты утверждают, что бедность связана с ростом цен на товары и услуги, и вызвана инфляцией, этой экономической чумой, от которой страдают все слои населения. Так ли это на самом деле? Конечно, как всякий товар, деньги могут утрачивать величину своей стоимости, но причина этого не в инфляции.

    Чтобы избавиться от денежного фетиша, представим такую условную формулу: 8 часов труда, человек зарабатывает 25000 грн. За эти деньги он оплачивает коммуналку 4500 грн. Покупает одежду и всё необходимое для быта 10000 грн. Откладывает на отпуск 4000 грн. Культурный отдых театр и прочее 2000 грн. Откладывает на пенсию 2000 грн. Он полностью не зависит от государства и банков. В один прекрасный день человек приходит на работу  и узнает, что теперь за свои 8 часов труда он получит 6000 грн. Милая девушка в окошечке «юридические консультации» успокаивает разбушевавшегося клиента: «Не волнуйтесь, если вам не хватает денег на жизнь, возьмите кредит в банке или оформите субсидию у государства. Мы о вас позаботимся».

    Что это значит? Стоимость рабочей силы обесценилась в четыре раза. А что капитал? Капитал увеличил прибавочную стоимость переложив всю ответственность за здоровье, образование, жильё и т. д. человека труда на государство и самого человека. Как мы видим, власть имущие стали ещё богаче, а бедные ещё беднее. Колебание денежной массы никак не повлияло на стоимость товаров и услуг. Так же, как и на занятость людей труда. Они могут работать двадцать четыре часа в сутки, но всё равно останутся бедными. Заработав больше трудяга теряет льготы, выданные государством, возвращает кредиты и остаётся в таком же финансовом положении, в каком находился раньше. Интенсивность труда убивает человека, превращая его в механическую машину для добычи денег. Бедность преследует его на протяжении всей жизни, не выпускает из своих цепких лап ни на минуту.

    На Западе такое встречается довольно редко, там занятость как правило переводит человека в нижнюю границу среднего класса. Многие украинцы представляют Запад чем-то вроде остаповского Рио-де-Жанейро, где все поголовно ходят в белых штанах! Это ложь. Возьмем к примеру, такую респектабельную европейскую страну, как Германия:

    «…за последние десять лет в Германии на миллион человек увеличилось число занятых на двух работах: это данные Федерального агентства по труду (Bundesagentur für Arbeit). В 2004 году статистики насчитывали в ФРГ 1,4 миллиона жителей, подрабатывающих на второй работе. В 2015 году в стране было уже около 2,5 миллиона трудящихся, в дополнение к основной работе занятых ‘на базис’ – то есть работающих несколько часов в неделю за минимальную заработную плату, которая не превышает 450 евро в месяц, с ограниченными страховыми и социальными отчислениями. И я сильно сомневаюсь, что учитель начальных классов или медсестра идут по субботам подрабатывать официантками только потому, что они трудоголички. Просто основного заработка на жизнь не хватает. Германия, оно конечно, а кушать то хочется…». Кроме этого, в одном из комментариев на страничке аналитика из Дрездена сообщается, что в Германии 26% получателей социального пособия — работающие. Стоит ли упоминать мигрантов, работающих в странах ЕС нелегально и полулегально? А ведь таких миллионы.

    Часто среди комментариев мелькает мысль: «чтобы понять, бедные мы или богатые, нужно сначала съездить в США, а потом в Индию, а ещё лучше в Бангладеш и внимательно посмотреть, как там народ живёт. И понять, что мы живём ни бедно ни богато». Конечно, если ходить исключительно по центральным улицам Нью-Йорка, при этом не обращая внимания на обилие бомжей, то может сложиться весьма благоприятное впечатление. А что, если зайти в какой-нибудь «черный» квартал, которых в Нью-Йорке преогромное множество? Думаю, впечатления будут, мягко говоря, не очень приятными. А взять, допустим, Индию: есть разница, ходить по глухим деревенькам или по улицам столицы Дели? Центральные города Индии едва ли уступают европейским, чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в любой туристический буклет. Иными словами, в абсолютно любом, даже самом зажиточном государстве общество делится на небольшую кучку богачей и массу абсолютных бедняков. Другое дело, что в слаборазвитых, «нецивилизованных» странах ситуация отягощается сильными феодальными и первобытными пережитками, которые намеренно усиливаются и питаются странами-империалистами, чтобы поддерживать отсталость колоний, не позволять им развиться до нормального уровня. То обстоятельство, что европейцы и американцы живут в несколько более комфортных условиях, нежели народные массы в периферийных странах, достигается путем жесточайшей эксплуатации последних. Но и то относительное благосостояние, которое имеет часть пролетариата Европы и США, не с Луны свалилось — оно было завоевано длительной и кровопролитной классовой борьбой прошлого века.

    Итак, в чем же причина бедности? Как говорил Гордон в одном из своих выступлений: «Украинцы — ленивые работники, если хорошо работать, хозяин будет хорошо платить!»

    Думаю, нет особой надобности комментировать особо эту пошлость. Выжимая из себя остатки физических и душевных сил, выкладываясь на работе сверх нормы, работник лишь увеличивает долю прибавочной стоимости капиталиста. Те гроши, которые работник получит за свое усердие, уйдут потом на лекарства и восстановление здоровья, которое работник растеряет, гоняясь за длинным рублем. Приведу любопытный комментарий одного гражданина:

    «Помню, как смеялись с покойного К.У. Черненко, ляпнувшего с трибуны «чтобы больше получать [зарплату] — надо больше работать». Ну да, всем же известна эта игра «в собачку» — чем быстрее бегаешь, тем быстрее другие игроки перебрасывают друг другу предмет, который ты должен себе вернуть. Помню времена, когда заводскому инженеру придавался техник — отчёты на пишмашинке печатать, и два механика — гайки крутить. А у директора завода было всего два зама — по производству и по финансам. Нынче инженер сам отчёты пишет на ПК, многие уже и гайки сами крутят — механики кто уволился, кого сократили. Что, зарплата у него стала как у тех четверых вместе взятых? Ага, щас… Зато директор стал «генеральным директором», при нём появились «технический директор», «коммерческий директор», «финансовый директор», и ещё человек пять свиты, не считая личной охраны. Вот где наши денежки-то».

    Другая тема, которую он активно развивает: «Всему виной коррупция и воровство!»

    А вот на этой теме стоит остановиться подробнее. Между прочим, многие наивные граждане думают, что «без этих поборов цены в стране были бы дешевле». Даже если каким-то волшебным образом коррупция исчезнет, цены на товары не снизятся. Если та часть прибыли, которой раньше капиталист был вынужден делиться с чиновником, сможет перейти в карман самого капиталиста, станет ли он отказываться от нее? Полагаю, это вопрос риторический.

    Следует заметить, что украинцы, отчего-то, убеждены, что «откаты» и «схемы» — сугубо украинское изобретение и на «благословенном» Западе ничего подобного нет и быть не может, ибо там — цивилизация, а у нас — «дикий» капитализм. Но и «цивилизованному» капитализму отнюдь не чужды воровство и коррупция. Рекомендую ознакомиться с данным материалом — «США разъедает коррупция». К восхвалениям Америки в начале статьи можете отнестись с иронией. Обязательно посоветуйте прочесть данный материал друзьям и знакомым, которые любят сетовать на то, что на Западе, мол, коррупция ликвидирована, ибо «демократия», «гражданское общество» и тому подобный либеральный треп. Я же со своей стороны приведу небольшой набор «сочных» цитат:

    «Коррупция в США носит всепроникающий характер и является, по мнению самих американцев, второй по величине проблемой США, сразу после безработицы. По данным опроса Gallup, около 75-80 % американцев считают власти США, коррумпированными < …> При этом хоть коррупция и является неотъемлемой частью американской культуры – о чём свидетельствуют, например, многочисленные голливудские фильмы про беспринципных политиков и продажных полицейских – действенных методов борьбы с коррупцией американское общество так и не выработало. Даже институт «цивилизованной коррупции», лоббизма, не помог уменьшить число злоупотреблений в сфере распределения бюджетных ресурсов».

    «Почти половина покупок по федеральным кредитным картам (используются для госзакупок) является мошеннической. Чиновники тратят бюджетные денежки на азартные игры, закрытие своих кредитов, нижнее бельё и на что угодно ещё, вплоть до ювелирных украшений и отпусков на Гавайях».

    «Двух американских судей уличили в вынесении чрезмерно суровых приговоров подросткам. Как выяснилось, они делали это за взятки от владельцев частных тюрем, которые были заинтересованы в новых «клиентах» для своего «бизнеса». В общей сложности судьи получили более двух миллионов долларов взяток. Также при их активном участии была закрыта государственная тюрьма для несовершеннолетних».

    «Общий объём коррупции в сфере здравоохранения США оценивается в 60 миллиардов долларов ежегодно. Эти деньги расходуются на лечение здоровых людей, мошеннические поставки оборудования и тому подобное мошенничество. При этом медицинский персонал объединяется для воровства бюджетных денег в огромные влиятельные преступные организации».

    «Направленные на восстановление Ирака 13 миллиардов долларов были или украдены, или потрачены впустую. Ещё по 8 миллиардам долларов министерство обороны США не может отчитаться – оно куда-то потратило их, но не знает куда».

    «За время прокладки тоннеля для восточной ветки метро Нью-Йорка его стоимость увеличилась с 3 миллиардов до 8,4 миллиардов долларов. Общая длина тоннеля составляет всего лишь 3,2 километра, тем не менее, ведущиеся с 1998 года работы планируется завершить только в 2019 году. Если, конечно, сроки сдачи объекта не будут передвинуты ещё раз, как это было уже несколько раз ранее».

    Устойчивое существование коррупции во всех капиталистических странах, причем, в широком масштабе, говорит о том, что коррупция является важным элементом функционирования капитализма. Следовательно, коррупция не причина социальных бед, истинная причина — товарно-денежные отношения; коррупция же является одной из форм товарно-денежных отношений.

    Бедность подавляющей части населения является основополагающим условием существования классового общества, суть которого заключается в том, что одна группа людей «может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» (В. Ленин).

    Либеральномыслящие субъекты убеждены, что проблема нашего общества заключается исключительно в неправильном распределении денежных потоков, стоит только «правильно» всё распределить — и дело в шляпе! Они не понимают, не желают понимать, что всякое распределение напрямую вытекает из способа производства.

    Таким образом, подводя итог, можно привести из комментариев слова одного товарища: «Феноменального в Украине ничего нет. Это капитализм и работающие бедняки для капитализма норма. Ни в какой «средний класс» сам по себе факт трудоустройства тебя не вытянет». Единственная возможность устранить нищету, как и прочие социальные язвы, — демонтировать капиталистическую экономику, привести форму производства в соответствие с производственными мощностями. Современное производство давно уже перешагнуло рамки товарного производства. То, что существует и постепенно возрастает недовольство господствующим порядком вещей, в частности, нищетой, социальным неравенством, уже говорит о том, что старый порядок изжил себя:

    «Пока тот или иной способ производства находится на восходящей линии своего развития, до тех пор ему воздают хвалу даже те, кто остается в убытке от соответствующего ему способа распределения. Так было с английскими рабочими в период возникновения крупной промышленности. Более того: пока этот способ производства остается еще общественно-нормальным, до тех пор господствует, в общем, довольство распределением, и если протесты и раздаются в это время, то они исходят из среды самого господствующего класса (Сен-Симон, Фурье, Оуэн) и как раз в эксплуатируемых массах не встречают никакого отклика. Лишь когда данный способ производства прошел уже немалую часть своей нисходящей линии, когда он наполовину изжил себя, когда условия его существования в значительной мере исчезли и его преемник уже стучится в дверь, – лишь тогда все более возрастающее неравенство распределения начинает представляться несправедливым» (Ф. Энгельс).

    Мы наверно ещё не перешли ту черту, за которой наступает хаос и отчаяние, поэтому бедность для 90% украинцев становится неизбежной.

     

    #9238

    Arc
    Модератор

    Бедность. Порог унижения

    Кити Ролен (Keetie Roelen)

    Быть бедным — это крайне стыдное ощущение, оно унижает достоинство человека и его чувство самооценки. Проявления и причины бедности различны, однако унижение, которым она сопровождается, является универсальным. По данным недавнего исследования, проведённого Оксфордским университетом, от Китая до Великобритании люди, переживающие экономические лишения, в том числе даже дети, сталкиваются практически с идентичным попранием своей гордости и самооценки.

    Однако, несмотря на очевидные доказательства связи бедности с психологической болью, политика борьбы с бедностью обычно не принимает во внимание чувства стыда. Усилия по снижению уровня бедности обычно фокусируются на материальных проявлениях нищеты, например, отсутствии доходов или образования. В результате, применяемые решения зачастую опираются на идею, что повышение уровня материального богатства или улучшение условий жизни автоматически создаст и нематериальные выгоды, в частности улучшит психологическое состояние людей.

    Такое отсутствие внимания к «психологической» стороне бедности, то есть к взаимодействию между общественными силами и индивидуальными настроениями, и поведением, является ошибочным. Если мы действительно хотим облегчить человеческие страдания и достичь первой «Цели устойчивого развития» ООН, то есть покончить с нищетой «во всех её формах» к 2030 году, тогда внимание к той неотъемлемой и активной роли, которую стыд играет в бедности, следует поместить в основу нашей работы.

    Парализующее чувство позора, которым сопровождается бедность и которое мешает людям совершать позитивные действия с целью улучшить своё положение, наблюдается во всём мире. В Индии чувство стыда, вызываемое потерей урожая и финансовыми трудностями, подталкивает крестьян к злоупотреблению алкоголем и наркотиками, а в экстремальных случаях даже к суициду. В Танзании исследователи, изучавшие двуязычное образование, выяснили, что страх стать объектом насмешек мешает учащимся с более слабыми знаниями английского участвовать в работе класса. В Уганде учащиеся старших классов из бедных слоёв населения рассказывают, что неспособность оплатить обучение, купить форму или школьные принадлежности становится поводом для постоянных унижений.

    Для решения проблемы стыда, связанного с бедностью, а также для адекватного учёта той роли, которую стыд играет в продлении состояния бедности, необходимо предпринять несколько шагов.

    Прежде всего, власти должны признать эту проблему. Не следует рассматривать стыд как некое неблагоприятное побочное последствие жизни в бедности; напротив, составители планов человеческого развития должны задуматься над тем, как бедность подрывает достоинство человека. Лауреат Нобелевской премии по экономике Амартия Сен, один из самых влиятельных специалистов по проблеме сокращения бедности, давно утверждает, что стыд является мотором «абсолютной» бедности. Серьёзное отношение к проблеме стыда должно стать составной частью любой стратегии снижения уровня бедности.

    Кроме того, стыд, отсутствие уверенности в себе и низкая самооценка могут негативно влиять на восприятие людьми своих способностей к переменам; они укрепляют ощущение неадекватности, которое подрывает силы и создаёт ловушку бедности. Необходимо помочь людям вырваться из этой ловушки, а для этого в стратегиях человеческого развития надо учитывать, как можно повысить личную активность, надежды и самоэффективность, иными словами, веру в способность человека влиять на события, определяющие его жизнь.

    Наконец, власти должны понимать, что программы, нацеленные на снижение уровня бедности, в случае их неправильной реализации, могут в реальности усиливать чувство стыда. Например, исследователи, работавшие в Индии в 2005 году, обнаружили, что — в ущерб собственному здоровью и здоровью своих детей — некоторые индийские женщины перестали ходить в медицинские клиники, чтобы избежать презрительного обращения со стороны медицинского персонала. Женщины в ЮАР, подававшие заявки на пособия для детей, сообщали об аналогичных историях, равно как и пользователи «банка продовольствия» в Великобритании. Более того, многие респонденты в Британии рассказывали о настолько сильном презрении к тем, кто получает бесплатную еду, что для них «страх» и «стыд» стали наиболее частыми эмоциями.

    Проблема стыда — и необходимость относиться к ней более серьёзно при реализации мер по сокращению бедности — постепенно получает признание. Учёные, изучающие тему человеческих страданий, полагают, что принцип «достоинства получателя» является важнейшим компонентом успешной политики борьбы с бедностью. Например, в ходе проведённой в 2016 году оценки программ денежных субсидий в Африке выяснилось, что отсутствие стресса и стыда повышает уверенность получателей, а это приводит к принятию более качественных решений и росту производительности. Опираясь на эти данные, Оксфордский университет расширил программу исследований «связи стыд-бедность» с целью понять, как именно институты международного развития могут «защитить от стыда» меры борьбы с бедностью.

    Программы, нацеленные на снижение уровня бедности, движутся в правильном направлении, но предстоит ещё многое сделать для интеграции психологической составляющей бедности в проводимую политику и в планирование. Лишь когда власти реально поймут, что достоинство и самоуважение — это необходимые предпосылки для борьбы с нищетой, а не следствие побед в этой борьбе, лишь тогда у мира появятся реальные шансы ликвидировать нищету во всех её формах.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.