Бразилия. В тисках противоречий.

МОЛОТ Форумы ВОКРУГ СВЕТА Бразилия. В тисках противоречий.

В этой теме 1 ответ, 1 участник, последнее обновление  Arc 11 мес., 1 неделя назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #2008

    Arc
    Модератор

    Парализованная собственными внутренними недугами, Бразилия оказывается буквально отсоединенной от основных тенденций, характеризующих происходящее сегодня на мировой арене.

    Наша политическая мелодрама и питаемая ею социально-экономическая трагедия не только уменьшили относительную роль Бразилии в международной повестке дня. Они создали своего рода «хронологическую завесу» — так что Бразилия действует в собственном (замедленном) временном пространстве; а мир движется со своей скоростью.

    Нам так и не удалось повысить нашу значимость в геополитической шахматной игре. Бразильская экономика, несмотря на свой огромный потенциал, остается в тисках модели, предполагающей низкую степень взаимодействия с остальным миром.

    PUBLISHED by catsmob.com
    PUBLISHED by catsmob.com

    Что касается ценностей — или «мягкой силы» — ухудшение социально-экономической ситуации во многом способствует тому, что в глазах менее развитых стран Бразилия утрачивает свою привлекательность в моральном и прагматическом отношении. Так не будет продолжаться вечно.

    С возвышением худо-бедно работающего правительства Бразилия имеет шанс восстановить свою связь с миром. И когда это произойдет, страна, по всей вероятности, обнаружит процесс глобализации далеко ушедшим вперед. Или, если делать еще более смелые предположения, Бразилия, с одной стороны, столкнется с фрагментированным западным миром, а с другой — со стремительно развивающимся азиатским миром во главе с Китаем и другими державами.

    С точки зрения власти, богатства и влияния в современном мире продолжает складываться система, очерченная «большой двойкой»: США и Китаем, попеременно выступающими лидерами в отношениях конкуренции и взаимозависимости.

    Бразилия уже не раз подвергалась справедливой критике за свое нежелание укреплять торговые и инвестиционные связи с крупными западными рынками. За последние 13 лет это стало отличительной чертой нашей внешней экономической политики.

    В основе подобной критики (неявно и обнадеживающе) находится мысль о том, что, если Бразилия решится, двери для нас по-прежнему открыты.

    Между тем, последние несколько месяцев свидетельствуют о том, что с изоляционизмом все чаще заигрывает сам Запад. Речь идет не столько о «национализме», сколько о «национальном индивидуализме».

    И я говорю здесь не только о протекционистской риторике, возносящей Трампа на вершины власти в США. Или же о резкой критике, с которой Хиллари Клинтон обрушивается на Транстихоокеанское партнерство, якобы сулящее выгоды американским трудящимся.

    В последнее время с небывалой силой выросло сопротивление европейских стран мегасделкам с США, так называемому Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству (TTIP).

    В процессе глобализации эпохи «до падения Берлинской стены» обширная глобальная интеграция многими рассматривалась как дающая преимущества оптимизации местной конкуренции и затрат.

    Ситуация кардинально меняется, если к этой картине добавить Китай, который естественным образом поглотил и сумел в геометрической прогрессии увеличить промышленные возможности после своего открытия миру в конце 70-х годов.

    Вольфганг Мюнхау в Financial Times пишет о том, что глубинная глобализация в сочетании с технологическим прогрессом способствовала дезинтеграции того, что в свое время на Западе называлось «рабочим классом».

    Сегодня даже те страны, которым экспорт глобальных масштабов принес огромную выгоду, как-то Франция и Германия, вынуждены сталкиваться с серьезным сопротивлением общественного мнения в отношении модернизационных реформ, касающихся в частности рынка труда.

    10

    Мюнхау называет этот процесс «возмездием проигравших в глобализации», поскольку западные демократии не смогли умело справиться с болезненным воздействием экономических потрясений, обусловленных стремительными финансовыми потоками и переворотом в области трудоустройства и технологий.

    В минувшие выходные по Германии прокатилась волна манифестаций против более свободной глобальной торговли.

    Именно в Германии, которая до 2009 года считалась самым крупным экспортером в мире и своим возвышением после Второй мировой войны обязана в первую очередь торговле.

    И все это — в то самое время, когда Обама и Меркель намечали — по крайней мере на бумаге — общие черты нового западного экономического альянса.

    Если западная глобализация ныне оказывается под вопросом, то другая, синоцентричная, по крайней мере, находится в движении.

    Китай продолжает расширять возглавляемый им «клан» многосторонних институтов (Банк БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Фонд Шелкового пути и т. д.). Он развивает свой профиль, выступая источником прямых иностранных инвестиций и государственных займов.

    С другой стороны, Китай неизменно преследует страх за собственное экономическое здоровье, а также опасения, что непредсказуемость в финансовом секторе в один прекрасный момент может заставить его сосредоточиться на своих собственных проблемах — и потому отчасти лишить Китай власти и влияния, проецируемых на остальной мир.

    В недавнем прошлом у Бразилии были неплохие шансы подключиться к миру, главным образом его западной части, в большей степени, благоприятствующей отношениям взаимозависимости.

    Сегодня Запад переживает своего рода глобализационную травму, и экономические переговоры проходят на таком уровне охвата и детализации (во многом за рамками торговли и инвестиций), к которому Бразилия, честно говоря, не готова.

    Покинув наконец свою пещеру, Бразилия поймет, что интеграция в разобщенную глобальную экономику — задача гораздо более трудная.

    Усилия ныне придется направить не только на сферу экономической дипломатии, но и за ее пределы, добиваясь той же степени срочности, что и в случае многих других адаптаций конкурентоспособности, к которым стране необходимо приступить.

    11

    (Маркос Тройхо — адъюнкт-профессор SIPA и основатель Центра бизнес-дипломатии, независимого исследовательского института, который занимается проблемами предпринимательства в глобальном масштабе).

    #8914

    Arc
    Модератор

    Бразилия движется к катастрофе

    Армель Андер (Armelle Enders)

    В прошлом году скандальное смещение Дилмы Русеф позволило бразильским правым выдворить из власти Партию трудящихся и вернуть себе пост президента, который ускользал от них на выборах четыре раза подряд. После вступления в должность Мишела Темера (Партия бразильского демократического движения), который активно участвовал в сговоре против прошлого лидера, а сейчас ставит рекорды по отрицательным рейтингам (97% недовольных!), Бразилия продолжает катиться под откос и, судя по всему, движется по направлению к авторитарному режиму.

    Банановая республика с населением в 210 миллионов

    По словам бывшего генерального прокурора, речь идет о настоящей «банде злоумышленников», которые утвердились в аллеях власти и готовы на все, чтобы удержаться там и дальше продолжать свою преступную деятельность. Так, в сентябре федеральная полиция обнаружила у бывшего компаньона Темера 15 миллионов евро наличными. Несколько месяцев назад доверенное лицо президента было взято с поличным при получении взятки в 150 000 евро, которые, вероятно, предназначались главе государства.

    В связи с этим и множеством других фактов прокуратура недавно выдвинула против Мишела Темера обвинения в пассивной коррупции, создании препятствий для правосудия и связях со злоумышленниками. В одном из дел фигурируют, например, два видных министра, которые растратили 154 миллиона евро из средств, предназначавшихся Палате депутатов. Как бы то ни было, Темеру не придется отстаивать честь или доказывать невиновность: он буквально купил у депутатов скрытие этих дел от публичного рассмотрения с помощью субсидий, назначений на прибыльные должности, расширения бюджетного финансирования на общую сумму в 8 миллиардов евро.

    Чтобы угодить землевладельцам, Темер попытался смягчить критерии современного рабства и ограничить прерогативы трудовых инспекторов. Он также хотел предоставить сырьевым компаниям права на добычу в заповеднике, однако затем дал задний ход. При Темере все крупные сельхозпроизводители активно расширяют свои и без того огромные владения, вытесняя всех противников (небольшие крестьяне, индейцы, профсоюзные деятели) силой или даже физически устраняя их…

    Правительство каждый день выторговывает собственное выживание и безнаказанность, разбазаривая национальные богатства и затягивая удавку худших пороков бразильского общества вопреки общим интересам.

    Демонизация Лулы

    Главного союзника Темера Аэсио Невеса (Aécio Neves) застали за вымогательством 350 000 евро на преступном жаргоне. Как бы то ни было, он продолжил работу в Сенате с благословления коллег.

    В то же время бывшему президенту Луле на основании простого доноса дали девять лет тюрьмы в суде первой инстанции за квартиру на уже потерявшем популярность курорте. Лула, безусловно, не святой и лишь закрепил систему повальной коррупции. Но в отличие от вышеуказанных случаев, его вину не доказывают ни одна запись, ни одна выписка с банковского счета или чемодан с банкнотами. Его имущество, описанное судом, никак не позволяет отнести его к высшему слою общества. Как отметил с усмешкой мэр одного из больших городов, у Лулы сохранились «вкусы бедняка»: два серийных автомобиля, три квартиры в районе Сан-Паулу, несколько вкладов… Ничего необычного для человека, который восемь лет был президентом Бразилии.

    Лула оставил власть в 2010 году с рейтингами в 87% после того, как вырвал из бедности 30 миллионов человек, обеспечил полную занятость и позволил Бразилии заявить о себе в международных отношениях. Теперь же он стал пугалом для правых, которые поливают его грязью и называют «самым большим вором за всю историю Бразилии». Несмотря на систематическое очернение его образа (оно, кстати не лучшим образом сказывается на имидже страны за границей) он продолжает лидировать, по опросам, среди кандидатов на выборы в 2018 году (благодаря поддержке простого населения), однако, судя по всему, не сможет принять в них участия. Левые за пределами партии Лулы в настоящий момент фактически не существуют в политике и не смогут сформировать альтернативу.

    Усиление ультраправых и перспективы охоты на ведьм

    Бразильские правые нацелены на победу на выборах и готовы хоть на сделку с дьяволом, чтобы не дать левым вернуться во власть. Традиционные правые партии (ПБДМ и «Демократы») рассматривают всевозможные варианты достижения победы, однако все эти аппаратные расчеты и личные амбиции может захлестнуть формирующаяся сейчас очень сильная ультраправая волна.

    По последним опросам, если бы выборы состоялись сегодня, во второй тур с Лулой прошел бы Жаир Болсонару (Jair Bolsonaro), бывший десантник и депутат с 1991 года. Он является ярым сторонником военной диктатуры в ее наиболее репрессивных аспектах. Он оправдывает пытки и казни, придерживается открыто расистских, гомофобских и женоненавистнических взглядов. Он собирается покончить с демократией и левыми, чего не удалось добиться диктатуре.

    В одном из интервью 1999 года он утверждал, что Бразилии нужна хорошая гражданская война с 30 000 погибших, чтобы вернуться на правильный путь. Кроме того, Болсонару, за которым тянутся все фашиствующие ультраправые, не единственный, кто стремится к авторитарной Бразилии. Получившие развитие в социальных сетях ассоциации находят все больший отклик в обществе, в котором наблюдается растущее неприятие некоего выдуманного «коммунизма».

    Активно проявившее себя в организации толп против Дилмы Русеф «Движение за свободную Бразилию» было, по всей видимости, создано молодыми людьми из богатых районов Сан-Паулу. Сейчас оно стремится повлиять на выбор будущего президента. Оно выступает одновременно за неолиберализм и ультраконсервативный нравственный порядок. Эта пуританская инквизиция отметилась агрессивными акциями в отношении любых культурных мероприятий, которые, как она считает, направлены против традиционной семьи. Художников и артистов, даже таких известных как певец Каэтану Велозу (Caetano Veloso), бездоказательно обвиняют в «педофилии» и прочих страшных грехах против нравственности, как, например, ненавистная гендерная теория.

    Евангелизм как политическая философия

    Организация идет рука об руку с другим опасным движением, так называемой «беспартийной школой», которая продвигает своих людей во власти муниципалитетов и штатов, а также стремится установить полностью подконтрольную образовательную систему с недопустимостью любых критических взглядов. Заклейменные «марксистами» педагоги сталкиваются с неприятием детей и родителей, а также серьезным наказанием.

    Не скрывают своих планов и некоторые представители евангелического христианства вроде Всемирной церкви «Царство божие». В настоящее время сформировался политический евангелизм (его духовность весьма невысока), который нацелен на взятие власти, разрушение остатков светского общества в Бразилии и ограничение свобод, прав женщин и меньшинств.

    На последних муниципальных выборах ВЦЦБ подмяло под себя Рио-де-Жанейро на волне практически единогласной поддержки бедных кварталов. Сейчас организация собирается пойти в наступление на проявления «языческой» культуры, в том числе знаменитый городской карнавал. Параллельно с этим пока еще намного менее известная секта под названием «Поколение Иисуса Христа» начала «крестовый поход» для замены конституции Библией и называет многих своих врагов «педофилами».

    Все это выглядело бы, как грустная сказка, если бы не все более часто встречающиеся надписи «Да — Библии, нет — конституции» на стенах и стеклах машин в Рио.

    Прыжок в пропасть?

    В стране, где левые окончательно сбиты с толку, полностью дискредитировавшие себя партии создают условия, чтобы навечно остаться у руля, власть никак не может обеспечить безопасность людей и имущества, госслужащим прекратили выдавать зарплаты (как в штате Рио-де-Жанейро) и каждый день вспыхивают все новые скандалы с перечислением колоссальных разворованных сумм. Велика вероятность, что на выборах в 2018 году люди будут руководствоваться гневом, а не разумом.

    Бразильская буржуазия сейчас придерживается логики «лучше Гитлер, чем Блюм», то есть «лучше Болсонару, чем Лула». Любовь бразильцев к демократии растаяла, как снег на солнце, тогда как интерес к авторитарным и силовым решениям существенно вырос.

    Есть все основания опасаться, что антикоррупционная операция, которая сотрясает политическую жизнь страны с 2014 года, лишь уничтожила левых реформаторов и проложила путь даже не новому Берлускони (в нынешних условиях это было бы даже меньшим злом), а настоящей ретроградской диктатуре на основе альянса радикального неолиберализма с евангелическим неоконсерватизмом.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.