Интеллектуал — будущий враг!

МОЛОТ Форумы БЕЗ РУБРИКИ Интеллектуал — будущий враг!

В этой теме 2 ответа, 1 участник, последнее обновление  Arc 6 мес. назад.

Просмотр 3 сообщений - с 1 по 3 (из 3 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #4670

    Arc
    Модератор

    Александр Фидель

    Признаюсь, готовя этот материал, ваш покорный слуга решил слегка «сачкануть»: практически не писать собственный текст, а ограничиться цитатами — ведь их, по сути, вполне достаточно.

    «Для не немецких народов Востока высшее образование должно быть отменено, вполне достаточно и четырехлетних школ. В этих школах их обучат простому счету, скажем, до пятисот, написанию имени, вдолбят необходимость быть покорными немцам, а также порядочными и добросовестными ребятами. Учить их читать совсем необязательно», — говаривал Генрих Гиммлер.

    А вот еще: «Вполне достаточно, во-первых, чтобы дети в школах (на покоренных территориях) запомнили дорожные знаки и не бросались под машины; во-вторых, чтобы они выучили таблицу умножения, но только до 25; в-третьих, чтобы они научились подписывать свою фамилию. Больше им ничего не надо».

    «Славяне должны работать на нас, а в случае, если они нам больше не нужны, пусть умирают. Прививки и охрана здоровья для них излишни. Славянская плодовитость нежелательна… образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста… Каждый образованный человек — это наш будущий враг» — это доктор Геббельс.

    Учитель на замену

    А вот и сам фюрер: «В интересах управления покоренными народами на востоке империи главным принципом должно быть подавление всякой государственной организации и тем самым создание условий для того, чтобы держать население этих национальностей на возможно более низком культурном уровне. Поэтому пусть не вздумает туда явиться какой-нибудь школьный деятель, чтобы вдруг провозгласить обязательное обучение покоренных народов. Если русские, украинцы, киргизы и т. д. научатся читать и писать, то это нам может лишь повредить. Ибо подобные навыки дали бы возможность самым способным из них получить определенные знания в области истории и, следовательно, прийти к размышлениям политического свойства, острие которых было бы неизбежно направлено против нас».

    И какое совпадение, министр образования Лилия Гриневич также считает, что детишки получают «знания, совершенно ненужные в жизни». «Меньше теории, больше музыки, творчества и физической активности», — так характеризует нововведения методический сайт «Шкільне життя».

    «Из программы 1-2 классов снято требование относительно знания наизусть таблицы сложения и вычитания в пределах 10-20. Мы оставили там только до 5. Они в третьем классе это выучат», — сообщил заместитель министра образования и науки Павел Хобзей. Также отменяется количественный показатель темпа чтения, то есть речь идет о ныне действующих нормах по количеству слов в минуту чтения».

    «Нам пора преодолеть эту многопредметность, никого не вдохновляет 22 предмета в так называемом универсальном профиле, мы с 22 обязательных предметов сделали 9, если вы идете в гуманитарный профиль тогда вам нужно знать о природе, иметь представление, но это будет более философский курс мы даем определенный конструктор и даем право выбора детям или родителям», — снова цитируем Павла Хобзея.

    «Общие знания по биологии, географии, астрономии, экологии, физике и химии ребенок будет получать в рамках интегрированного предмета «Человек и природа», который в такой школе будет читаться три часа в неделю. Интегрированные знания по правоведению, экономике, по предмету «Человек и мир» школьники старших классов будут получать в рамках предмета «Человек и общество»», — следует из официального разъяснения министерства образования.

    И наконец, главная цитата: «Вітаємо Україну з просуванням освітньої реформи, адже вклад в розвиток молоді — запорука майбутнього» (Поздравляем Украину с продвижением образовательной реформы, ведь вклад в развитие молодежи — залог будущего) — так отреагировал Твиттер посольства США в Украине на принятие нового закона об образовании.

    #7820

    Arc
    Модератор

    Раффаэле Симоне (Raffaele Simone)

    Сегодня мы со всех сторон видим неумение писать: от грубейших грамматических ошибок политиков до возвращения безграмотности, ставшего очевидным благодаря социальным сетям. И этот феномен не ограничивается одной Италией.

    Упадок итальянского языка? Молодежь уже не владеет им? В последние несколько недель эти вопросы вновь обрели свою актуальность по причине разных обстоятельств: 600 университетских преподавателей, среди которых есть несколько известных имен, написали письмо главе правительства, министру образования и СМИ, заявляя в нем, что «по окончании школы слишком многие молодые люди плохо пишут по-итальянски, мало читают и с трудом излагают свои мысли устно», они совершают «ошибки, неприемлемые даже в третьем классе начальной школы». Настаивая на этом диагнозе, 600 преподавателей решили, что виновата в этом феномене школа: она слишком непринужденно и либерально подходит к преподаванию. Поэтому они требуют, чтобы школа стала «по-настоящему требовательна в вопросе контроля обучения, а также более продуктивна в педагогическом отношении».

    После этой барабанной дроби, казалось бы, предвещавшей какую-никакую атаку, 600 преподавателей ограничились, однако, предложением незначительных косметических реформ столь скромного масштаба, что это кажется не революционным манифестом, а старой запиской с памятками директора школы своим преподавателям. Впрочем, несколько дней спустя, как будто нарочно, обращение преподавателей нашло грубое фактическое подтверждение: половина участников большого конкурса для учителей начальной школы наделали в тесте огромное количество грубейших и глупейших ошибок.

    Как бы то ни было, несмотря на то, что сам документ написан слабым бюрократическим языком, да и отнюдь не все 600 профессоров сами слывут обладателями изящного слога, нет никакого сомнения, что молодые люди все хуже и хуже владеют итальянским языком. За несколько десятков лет работы в университете я сталкивался с множеством молодых людей и могу подтвердить на своем непосредственном опыте, что резкий спад владения языком и культуры в среде молодежи стал очевиден, по меньшей мере, начиная с 80-х годов.

    К этой проблеме можно подходить на разных уровнях. Если мы хотим просто посмеяться, можно собрать коллекцию самых типичных орфографических и грамматических ошибок, случаев неверного употребления артикля и так далее. Нас удивит, что лишь немногие люди владеют правилами правильного употребления апострофа и надстрочных знаков, различают слова sì (согласие, а также многоцелевое наречие) и si («если»), знают, как пишутся слова с двойными согласными, и справляются с сослагательным наклонением лучше, чем Луиджи Ди Майо (Luigi Di Maio — итальянский политик, известный тем, что сделал в одном сообщении в Twitter три ошибки в употреблении сослагательного наклонения — прим. пер.).

    Стоит сказать, однако, что грубые ляпы встречаются не только в языке молодежи, но и в литературных текстах. Ими грешат крупнейшие СМИ в Италии, где авторы забывают о пунктуации, об употреблении форм прошедшего отдаленного времени в тех случаях, где оно необходимо, а о запятой после обращения помнят только лингвисты Академии делла Круска. При переходе на более сложный уровень вы будете удивлены (я исхожу из собственного опыта), что ни один студент-лингвист не знает значения слов «безропотный», «безбрадый», «безоружный», «кощунственный», «глумливый» и подобных им прилагательных. Еще больше вы удивитесь, узнав, что почти никто не способен закончить пословицу, представляющуюся вам очевидной: любопытной Варваре…, старый конь…

    Однако если же мы хотим немного углубиться в проблему, нужно будет сказать (и напомнить об этом 600 преподавателям), что «итальянский язык» переживает упадок не как школьная дисциплина. Проблема — гораздо шире: в дым обращаются не только орфография, грамматика, синтаксис и лексика, но все то уникальное ментальное устройство (сокровище Запада), с помощью которого приобретается, сохраняется, развивается сознание. Одним словом, я говорю обо всей системе, получения, освоения, применения, отстаивания, сохранения знаний и использования их на практике.

    Кто-то попытается нас утешить, напомнив, что упадок как таковой коснулся всех развитых стран. В книге Алана Блума (Allen Bloom) «Закрытость американского сознания» описывались точно такие же феномены, происходившие в США, и книга была опубликована в 1987 году. Так, совсем недавно во Франции в 2016 году пришлось законодательно упразднить некоторые орфографические ловушки, столько ошибок делалось при письме (даже образованными людьми). Изменилось написание некоторого количества сложных в орфографии слов (так, например, слово oignon «лук» можно будет писать и ognon). Далее, капитулировав перед тем, что для молодых людей надстрочный знак сирконфлекс превратился исключительно в атрибут смайликов, его упразднили над буквами i и u (но почему-то не над а)! Поэтому отныне слово maîtresse (любовница) будет писаться как maitresse…

    К этой попытке утешения можно отнестись, однако, как к сигналу тревоги: механизмы познания (в том числе и орфографии) оказываются под угрозой не в локальном, а в планетарном масштабе, и это не научная фантастика. Но кто же враги? Мы не знаем, где они, но знаем, кто. Уже по меньшей мере 30 лет молодые люди находятся в капкане мира, который одновременно разрушителен и для школьного образования, и для грамотности. Что касается первого пункта, то этот мир полон развлечений, искушений, соблазнительных ловушек, приглашений, призывов к легко доступному опыту (в том числе и наркотическому). Одним словом, в целом этот мир невыносимо привлекателен по сравнению со школой, со всем, что с ней связано (терпением, вниманием, повторением, молчанием), и это все утратило свою остроту и представляется одной сплошной скукой. Жизнь за пределами школы в тысячи раз свободнее и насыщеннее, чем та, что происходит в ее стенах (entre les murs, как в оригинале называется прекрасный французский фильм «Класс»).

    На безграмотности поколений, уже освободившихся от школы, сказывается неограниченное использование массовых цифровых технологий. Безусловно, это утверждение звучит крайне непопулярно, но следует согласиться, что первое десятилетие использования смартфонов, которое праздновалось несколько недель назад, совпадает с первыми десятью годами общего упадка культуры. На вездесущих смартфонах и планшетах все что-то постоянно пишут и читают, даже в кино, в операционной, за рулем автобуса. Но как они пишут? Что они пишут? Что и как они читают? Многое из всего этого — это чистый трэш, мусор, отбросы. Вдобавок их ментальную жизнь сотрясает постоянное волнение, в ней постоянно происходят сбои, доминирует непреодолимое стремление нажимать кнопки, распространяемая в сети полукультура и стандартная практика «копипаста». Везде вставляются смайлики, слова сливаются в одну неразборчивую массу или сокращаются, самые незначительные, мелкие моменты жизни запечатлеваются (в том числе и фотографиями) в мессенджерах. Одним словом, если мы действительно никогда в истории не писали так много, то и само письмо никогда не было настолько лишено какого-либо грамотного начала.

    Языковой упадок, столь возмутивший 600 преподавателей, является таким образом лишь одним из ликов превалирующей электронной культуры, не играющей даже наиболее важной роли в жизни. Несчастная школа виновна в этом лишь отчасти. Случайно возникнув, электронная культура из аудиторий и дискотек проникла в профессиональную и общественную жизнь, начиная со СМИ, она получила стремительное повсеместное распространение. Достаточно послушать ляпы тележурналистов, их ломаные интонации, неверно расставленные паузы, слова, зачитываемые с явным непониманием их значения, чтобы осознать, что вирус получил самый широкий размах. Допускающие нелепые ошибки учителя начальных школ — это первые спелые, взрослые плоды этого посева.

    Достаточно ли будет четырех незначительных, спешно подписанных 600 преподавателями предложений о реорганизации педагогического процесса, чтобы компенсировать последствия катастрофических сдвигов? Что может сделать школа? Кто может противостоять компьютерно-образовательному блоку с Apple, Google, Facebook и Pearson во главе?

    Как и всегда, однако, когда происходит катастрофа, есть те, кто принимает меры по противодействию. В то время как школа теряет свою квалификацию (а язык тает на глазах), самые активные молодые люди продолжают серьезно готовиться, учатся правильно писать и читать и используют смартфоны, лишь когда они им нужны. Таких молодых людей я знаю совсем немного. Международное распространение домашнего обучения (теперь это называется так) — это мельчайшее, но красноречивое свидетельство такого «спасайся кто может».

    #7821

    Arc
    Модератор

    Диан Франс (Diane Frances)

    Если верить сети супермаркетов Whole Foods Market, альпийский бофор производят в Бордо, а пти баск — неподалеку от Нанта. И это лишь очередной пример полнейшего отсутствия у американцев знаний об окружающем мире.

    «Что едят французы… по мнению американцев?» На такой вопрос пытался ответить кулинарный сайт Marmiton в вышедшем в 2013 году анимационном ролике. Девочка спрашивает отца перед тем, как попробовать «французскую кухню»: «Папочка, а что едят во Франции?» «Сыры, зайка», — отвечает тот в окружении круасанов, красного вина и убойной дозы стереотипов. «Огооо…» — тянет юная американка при виде выплывших на экран изображений рокфора, камамбера и прочих кулинарных радостей.

    В стране дяди Сэма любят кухню Марианны. В Whole Foods Market прекрасно осведомлены об этом и стремятся этим воспользоваться. 5 сентября один пользователь Twitter выложил два снимка из магазинов сети: один из Детройта, а второй из Вашингтона. И хотя Эйфелева башня (главная составляющая культурного багажа американцев по поводу Франции) находится более-менее на своем месте на карте, названия сыров и прочих деликатесов разбросаны по ней, как придется.

    Так, если верить этой карте с «реалистичными» границами (Нидерланды, видимо, смыло, а Германия выходит к Северному морю) и «утонченным» дизайном (кораблик, чьи дырявые паруса напоминают сыр, вот это да!), камамбер (Нормандия) выпускают в Монпелье, альпийский бофор (Савойя) — в Бордо, конте (Франш-Конте) — в Йонне, а пти баск (Баскские земли) — где-то в окрестностях Нанта…

    Некоторые люди в Twitter не смогли смириться с таким оскорблением, а кто-то даже попытался преподать Whole Foods Market урок сырной географии.

    Третьи же вспомнили о репутации американцев (граждан, телеканалов и президента), как о полных неучах в географии.

    Плохой пример CNN

    Если вбить в Google France «американцы н», одним из самых популярных вариантов будет «ничего не понимают в географии» (наравне с «не были на Луне», но это уже совершенно другая тема).

    Такая репутация прочно закрепилась в представлении французов, причем не просто так. В 2005 году CNN, один из трех самым популярных в США информационных каналов, продемонстрировал карту беспорядков во Франции, поместив Страсбург и Тулузу в Германии и Швейцарии, а Лион и Канны — к западу от их настоящего расположения.

    Шесть лет спустя Канны (мы, как-никак, говорим о городе, где вот уже 70 лет проводится знаменитый на весь мир кинофестиваль) оказались еще дальше, в Испании.

    Как бы то ни было, волноваться не стоит: Франция — вовсе не единственная страна, о которой ничего не знают в Америке. В 2012 году Лондону тоже досталось от картографов CNN, а в 2013 году от нападений шершней пострадали люди в Гонконге, который почему-то оказался… в Бразилии.

    Политический вопрос

    Политики тоже не остаются в стороне, даже во время участия в президентской гонке и после победы в ней. Чего стоит хотя бы опубликованная 20 мая в Facebook на странице Дональда Трампа карта его заграничного турне.

    Корсика оказалась частью Италии, Ватикан превратился в целый город, а Иерусалим стал полностью израильским. Этот географический ляп был не первым в послужном списке Трампа. Так, он назвал Бельгию «красивым городом» и спутал Сан-Хосе с Сан-Франциско.

    Участвующий с ним на праймериз в 2016 году Гэри Джонсон (Gary Johnson) тоже проявил себя не лучшим образом. Когда журналист программы Morning Joe задал ему вопрос о судьбе сирийского города Алеппо, он на полном серьезе ответил: «А что такое Алеппо?»

    Четырьмя годами ранее участвовавшая в праймериз республиканцев бывшая сенатор от Миннесоты Мишель Бахман (Michelle Bachmann) заявила следующее о Бараке Обаме: «Сначала он отправил нас в Ливию, а теперь хочет отправить в Африку». Она, видимо, забыла, что Ливия и так расположена в Африке.

    Тревожные цифры

    К сожалению, такие символические ляпы, судя по всему, являются отражением более широкого незнания географии среди населения. Оно, кстати говоря, было подробно задокументировано, причем на протяжении нескольких лет. Так, проведенное в 2002 году исследование среди молодежи в возрасте от 18 до 24 лет показало, что среди девяти рассмотренных стран (США, Канада, Мексика, Япония, Франция, Швеция, Великобритания, Италия, Германия) более плачевные знания о мире были лишь у мексиканцев. Только вот проблема в том, что американцы ничего не смыслят и в географии собственной страны: почти половина участников опроса не смогли показать на карте штат Нью-Йорк или Миссисипи.

    В этой связи вряд ли кого удивит, что проведенное в 2016 году исследование National Geographic выявило, что подавляющее большинство американцев в возрасте от 18 до 24 лет не могут найти Ирак и уверены, что Судан находится в Азии. В 2013 году работа специалистов из Гарварда, Дартмута и Принстона показала, что лишь один из шести американцев в состоянии показать Украину на карте. Кроме того, она продемонстрировала, что чем меньше у людей было представления о расположении страны, тем сильнее было их желание вторгнуться в нее.

    Наконец, в августе этого года съемочная группа программы Jimmy Kimmel Live отправилась расспрашивать американцев на улицах о том, хотят ли они военного вмешательства в Северной Корее. Большинство респондентов ответили утвердительно, но никто из них не оказался в состоянии показать КНДР на карте мира.

    Проблема с образованием

    Такое отсутствие у американцев знаний об окружающем мире говорит прежде всего о проблеме с образованием. Некоторые специалисты указывают на то, что география больше не рассматривается как отдельный предмет, а является частью курса истории и играет вспомогательную роль с помощью карт. Таким образом, географические знания сами по себе не считаются важными. По данным госстатистики, преподаватели так называемых «общественных наук» уделяют географии в лучшем случае 10% времени. Неудивительно, если учесть, что лишь очень немногие сами учили ее в университете. В любом случае, в большинстве штатов география больше не является обязательным предметом в средних и старших классах, в связи с чем некоторые быстро забывают то немногое, что узнали в начальной школе.

    Сильно развитая патриотическая культура тоже глушит любопытство по отношению ко всему, что касается внешнего мира. В результате карта мира имеется лишь у 20% американцев, а 70% молодежи уверены, что им не обязательно знать, где именно находятся страны, о которых говорят в новостях. Более того, 3% жителей США не знают, где расположен Белый дом, а 6% в группе от 18 до 24 лет даже не в состоянии найти свое государство на карте. Тут уж не до французского сыра…

Просмотр 3 сообщений - с 1 по 3 (из 3 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.