Китай. Новый шёлковый путь.

МОЛОТ Форумы ВОКРУГ СВЕТА Китай. Новый шёлковый путь.

В этой теме 1 ответ, 2 участника, последнее обновление  Arc 1 год, 9 мес. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1824

    Argonaft
    Участник

    В Пекине все больше осознают, что, хотя их страна и стала экономическим гигантом, она рискует быть связанной с миром лишь через торговлю. В политическом смысле Китай останется изолирован и зависим от глобальной системы, созданной другими странами и неподконтрольной Пекину. Чтобы расширить международное влияние, Китаю нужны новые политические концепции, способные конкурировать с западными.

    Хоргос, китайский город на границе с Казахстаном, пока еще не найдешь на бумажных картах: его строительство началось всего три года назад. Хоргос с его широкими проспектами и тротуарами, вдоль которых тянутся ряды деревьев, чем-то напоминает города в Калифорнии. Работы еще в разгаре — над городом один за другим поднимаются небоскребы. Уличное освещение работает еще не везде, но население города уже превышает 100 тысяч человек.

    6

    Для китайских властей Хоргос — это город, соединяющий Восток и Запад, звено нового Экономического пояса Шелкового пути, который свяжет Китай со Средней Азией и Европой транспортными путями, торговлей, финансовыми потоками и культурным обменом. Туда стекаются молодые люди из западной провинции Синьцзян, да и из более отдаленных районов Китая. В одном из магазинов Хоргоса, где торгуют грузинским вином, надписи сделаны сразу пятью шрифтами: китайскими иероглифами, кириллицей, латиницей, грузинской и арабской вязью. Последняя — от языка уйгуров, живущих в этой провинции.

    С казахской стороны границы настроения более сдержанные. Казахский Хоргос – это всего лишь несколько десятков старых домов вокруг красивой мечети. На новой железнодорожной станции Алтынколь пусто. С одной стороны дюны, с другой — пасется стадо овец. Новый вокзал и современное шоссе не вяжутся с ощущением полной глуши.

    За поворотом дороги виднеются три гигантских желтых крана. В Хоргосе идет масштабная стройка: здесь появится один из крупнейших в мире сухих портов. Там будут быстро перегружать и переупаковывать товары в соответствии с пунктом назначения. Огромные краны позволяют переместить груз из одного поезда в другой всего за 47 минут.

    Когда порт заработает на полную мощность, вдоль торгового пути начнут появляться новые промзоны и города. Приграничная территория привлекает китайских производителей: в последнее время они осваиваются в Казахстане, чтобы не платить таможенные пошлины на российской границе.

    Строительством сухого порта руководит Карл Гейзен, бельгиец, раньше работавший в Дубае. Гейзен рассказывает, что одна из проблем проекта — слабо развитая инфраструктура. Но есть и психологический барьер — резкая разница между Востоком и Западом, Китаем и Европой, которая сказывается на работе и бизнесменов, и госструктур. Когда-нибудь, заверяет Гейзен, этот барьер рухнет, и тогда все изменится. Континент больше не будет делиться на Европу и Азию.

    На первый взгляд строительство сети железных дорог, автомагистралей, энергетической и цифровой инфраструктуры, которая свяжет Европу и Китай, — чрезвычайно полезное занятие. Сегодня на доставку товаров из китайских портов в Европу требуется 36 дней, новый маршрут сократит этот срок до десяти.

    7

    Однако у проекта будут и другие последствия. Новый Шелковый путь может взорвать привычные геополитические расклады и вернуть нас в XIX век, эпоху, когда великие державы соперничали за власть над Евразией. Возьмем, например, логистику, проблемы которой обсуждали на недавней дискуссии в Астане несколько китайских чиновников. Как убедить инвесторов, что проект не подвержен политическим рискам? Некоторые участники обсуждения говорили о новой архитектуре безопасности, о том, что для защиты строящихся транспортных и коммуникационных сетей понадобятся специальные военизированные подразделения. Чен Фуде, бизнесмен из китайской госкорпорации «Датан», предложил задействовать международные миротворческие силы, однако оговорился при этом, что не выступает от лица китайского правительства.

    В Казахстане все больше опасаются, что китайское присутствие в их стране усилится. Протесты, вызванные этими страхами, подрывают режим Назарбаева. В Москве тоже обеспокоены появлением в Средней Азии такого мощного конкурента, как Китай.

    Потенциальные выгоды нового Шелкового пути огромны, но велики и риски. Интересно, например, почему Евросоюз до сих пор избегает активного участия в этом проекте. По логике Европа должна быть заинтересована в восстановлении сухопутных путей в Азию. Но пока что новый Шелковый путь вместе с Китаем создают Казахстан, Иран и Турция.

    Некоторые историки доказывают, что Шелковый путь — система караванных путей по Средней Азии, просуществовавшая несколько столетий, — был важен не столько для торговли, сколько для культурного обмена. Экономическая активность в рамках Шелкового пути была ограниченной и в основном локальной. А вот движение идей, религий и людей по этим маршрутам изменило мировую историю, причем не раз.

    Возможно, такую же роль сыграет и новый Шелковый путь, или Пояс, как его предпочитают называть китайские власти. Он станет плотно заселенным экономическим коридором, подстегивающим развитие торговли, промышленности и движение людей. И связанные с этим перемены в области политики, культуры и безопасности будут не побочным следствием проекта, а его фундаментальной особенностью.

    Под руководством Си Цзиньпина Китай меняется. Китайские власти все больше осознают, что, хотя их страна и стала экономическим гигантом, она рискует быть связанной с миром лишь посредством торговли. В политическом смысле Китай останется изолирован и при этом зависим от глобальной системы, созданной другими странами и неподконтрольной Пекину. Китайские власти хотят, чтобы их политическое и культурное влияние росло пропорционально экономической мощи, для начала — в Юго-Восточной и Средней Азии. Студенты в Пекине раз за разом повторяли мне: Китай хочет отдать миру то, что он получил за время экономических реформ, начатых Дэн Сяопином почти сорок лет назад.

    8

    С помощью проекта «Один пояс — один путь» китайские власти хотят изменить имидж Китая, продемонстрировать, что их страна не просто участвует в мировой экономике, но активно влияет на нее, формирует ее. Чтобы расширять международное влияние, Китаю нужны новые политические концепции, способные конкурировать с западными. Когда-то в степях Средней Азии рождались новые цивилизации и умирали старые. И в Хоргосе сегодня тоже чувствуется история. Но это не груз прошлого, не почитание руин, могил или мавзолеев, а дорога в будущее.

    #1836

    Arc
    Модератор

    На Петербургский международный экономический форум основатель Alibaba Group Джек Ма приехал во второй раз. В этом году предприниматель рассказал о том, как будет развиваться его компания в ближайшие годы, дал советы предпринимателям и оценил состояние созданной в России инфраструктуры для бизнеса (по словам Ма, оно плачевное).

    10

    — Все задают мне вопрос: каким образом Россия может быть полезна для развития Alibaba? Когда я приезжаю к вам, я воодушевляюсь, потому что практически у всех здесь есть мобильные телефоны. Тем не менее, инфраструктура для ведения бизнеса находится в плачевном состоянии, то же самое можно сказать о логистической системе. Мы развиваем эти сферы. В России много крупных компаний: нефтяных, сталелитейных. Однако если вы хотите обеспечить стабильность экономики, нужно обеспечить стабильность малых и средних предприятий. Чем больше средний класс — тем стабильней общество.

    Несколько лет назад меня пригласили в Гарвард рассказать про Alibaba. Один профессор спросил: как вы выжили в Китае? Я ответил: нам помогло отсутствие денег и плана. Студенты не поверили мне, сказали, что эти факторы являются основными для успешного бизнеса. Именно потому, что у нас не было денег, мы пытались сделать всё, чтобы с помощью наших мозгов сберечь их. Как можно что-то планировать в современном мире? 80 лет назад никто не знал, как будет развиваться интернет. Наш единственный план — удовлетворить потребителя, чтобы он и дальше хотел пользоваться нашими услугами.

    Alibaba входит в 20 крупнейший копаний в мире. Через 20 лет, когда будет создана виртуальная экономика, я думаю, экономика Alibaba будет пятой после США, Китая, ЕС и Японии.

    Разница между Alibaba и Facebook в том, что Facebook объединяет людей, а мы — компании, бизнес-структуры, банки, склады, логистические цепочки. Когда мы объединим все бизнесы с помощью интернета, ситуация в мире изменится.

    Предыдущие 20 лет глобализация работала на руку крупным компаниям. В следующие 20 лет мы верим в то, что глобализация удовлетворит потребности малых предприятий. Если они смогут использовать интернет для того, чтобы находить партнёров, это станет прорывом.

    Я не думаю, что технологии лишат нас рабочих мест. Они, напротив, помогут их создавать. Многие говорят: если вы будете покупать товары на AliExpress, вы лишите работы ваших соседей. Напротив, если вы будете продолжать пользоваться нашей логистической системой, мы сможем создать 100 млн рабочих мест. На данный момент только в Китае на нас работает 30 млн сотрудников.

    Модель Alibaba пока не стала глобальной. Мы хотим сделать глобальной инфраструктуру, которая лежит в основе e-commerce. Мы пытаемся глобализировать систему платежей в интернете, логистических цепочек.

    Мы хотим работать в странах, где развиваются малые и средние предприятия, в странах с огромным населением, где недостаточно развиты информационные технологии. В странах, у которых много ресурсов, но которые не знают, как их продавать. Наша задача — отправиться в те страны, где плохо развита инфраструктура.

    13

    Сложнее всего убедить в чём-то успешных людей. Наша стратегия заключается в том, чтобы не пытаться заручиться доверием состоявшихся 40-летних бизнесменов. Наша целевая аудитория — 20-летние ребята, которые могут изменить будущее. Возможности есть там, где люди недовольны своим сегодняшним днём. Ужасная инфраструктура, коммуникации — для нас в этом кроются большие возможности.

    Предпринимателю надо быть оптимистом. На вашем пути вы совершите много ошибок. 15 лет назад я не знал, что мы добьёмся успеха, но я знал, что, если сдадимся, у нас больше не будет шанса. Alibaba совершила сотни тысяч ошибок, но мы никогда не сдавались: мы верим в будущее, молодых людей, интернет. Мы верим, что создание ценностей для людей поможет нам возвращать их. Мы верим в Россию.

    Когда правительства говорят о бизнесе, мы оказываемся в сложной ситуации: нам не удаётся добиться никакого прогресса. Бизнесом должны руководить предприниматели. Мы знаем, как вести переговоры, создавать рабочие места. Мы ориентированы на результат, эффективную работу. Мы хорошо мотивированы: никто не заставляет нас работать, мы хотим этого сами. Моя философия: влюбляйтесь в правительства, но не выходите за них замуж. Мы не можем ждать, пока правительства проведут все переговоры, но мы можем начать с чего-то простого, чтобы добиться прогресса и двигаться вперёд.

    Заниматься бизнесом сложно в любой стране. Люди всегда жалуются: с китайцами сложно работать. И китайцы жалуются: с русскими сложно работать. Никогда не думайте, что заниматься бизнесом легко. В бизнесе есть только одно правило: нужно дать клиентам хороший продукт за более низкую цену, а также возможность выбирать что им нравится.

    Я, как вы видите, не красивый. Как бы красиво я не старался одеться, я не стану красавцем. Но я счастлив, потому что у меня удалась жизнь. Когда я выпустился из университета, 3 года я работал за $10 в месяц. Теперь, когда компания стала успешной, мне говорят: вы так богаты! Но сколько тебе нужно домов, чтобы жить? Сколько ты можешь съесть за день? Сколько кроватей тебе нужно, чтобы спать? Не так много. Вообще не много. Если у вас есть миллион долларов, вы счастливейший человек, но если у вас $10 млн, вы теряете спокойствие: девальвация, что делать с деньгами? Может, вам следует инвестировать в венчурный фонд? Купить акции? Когда вы получаете свою первую крупную сумму денег, вы должны отдавать себе отчет в том, что это не ваши деньги. Это деньги, которые вам дает общество.

    Сейчас у меня много денег. Я не считаю их своими. От имени общества я хочу использовать их разумно и эффективно. Я готовлюсь к пенсии. Я не хочу в 70 лет возглавлять встречи совета директоров.

    Я никогда не плачу. Хотя у меня больше проблем, чем у всех тут собравшихся, я же как-то выживаю. Пусть плачут мои конкуренты. Мы беспокоимся о себе, о том, как можем усовершенствовать услуги, чтобы удовлетворить потребности клиентов.

    Моя крупнейшая ошибка — создание Alibaba. Я не думал, что это настолько изменит мою жизнь, я просто хотел построить небольшую компанию. На мне практически лежит ответственность президента. В следующей жизни я никогда не буду заниматься бизнесом. Я хочу жить сам по себе, радоваться жизни.

    Я на 100% made in China. Меня никогда не учили, как быть директором компании. Я никогда не учился за пределами Китая. Я выучил английский самостоятельно.

    16

    Мы — люди. Часто мы печалимся, огорчаемся. Это нормально. Мы не можем не есть больше 15 дней, не дышать больше минуты. Но ни на одну секунду мы не должны впадать в отчаяние. Если пропадает уверенность в себе, вы в беде.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.