Контроль над сознанием

МОЛОТ Форумы БЕЗ РУБРИКИ Контроль над сознанием

В этой теме 1 ответ, 1 участник, последнее обновление  Arc 8 мес., 3 нед. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #8224

    Arc
    Модератор

    Промывание мозгов в Америке: эксперименты по влиянию на мышление и поведение по-прежнему масштабны.

    Тех, кто пытается привлечь внимание к систематичному промыванию мозгов, которое (к сожалению, довольно успешно) проводят официальные СМИ и вся «поп-культура», стоящая за ними, часто записывают в «конспиративные теоретики». Реже (и гораздо тише) звучат сообщения о том, что эксперименты с сознанием человека — это реальность, это наша обыденность, знаем мы о том или нет.

    Контроль над сознанием накануне 11 сентября

    «Флагманом» экспериментов над людьми в 20 веке была программа американского ЦРУ под названием «Ультра» (иногда называемая также «МКУЛЬТРА»), которая так и не была полностью завершена, как нас в том убеждали.

    РЕЧЬ ХАСА

    Сокращение МК происходит от англ. «mind control» («контроль над сознанием»). «МКУЛЬТРА» — лишь одна из ряда программ и проектов, которые используют эксперименты над людьми (зачастую без их ведома и согласия на то). Тем не менее, эта программа больше других «прославилась» своими исследованиями о том, как влиять на поведение человека. Случилось это после того, как информация о существовании программы просочилась к публике в середине 70-х.

    После этого подобная «грязная практика» была окончательно завершена президентом Джеральдом Фордом, и ее дальнейшее существование стало невозможным после принятия в 1977 году Закона о свободном доступе к информации (Freedom of Information Act). То есть, по крайней мере, такой была официальная версия. Но находятся люди, утверждающие обратное. Разумеется, их сразу же объявляют «конспиративными теоретиками».

    А в самом начале нового тысячелетия, в 2001 году, ЦРУ полностью рассекретило программу «МКУЛЬТРА», в которой (официально) приняло участие, страшно подумать, 44 американских университета, 15 научных институтов и фармацевтических компаний (в том числе предшественник сегодняшнего Novartis), 12 больниц и три тюрьмы. Рассекречивание произошло в том же году, в котором реализовался «Проект 11 сентября». Случайность или, скорее, переход к более тонким формам манипуляции? В любом случае правда заключается в том, что уже не было того, что следовало рассекречивать. Десятки тысяч документов по «МКУЛЬТРА», которые с 70-х годов были доступны общественности, вероятно, были лишь малой частью — самые важные документы, как нам известно, Ричард Хелмс, который тогда был главой ЦРУ, распорядился уничтожить в 1973 году.

    Музыканты в качестве морских свинок?

    Так что на самом деле о проекте «МКУЛЬТРА» мы ничего не знаем. Но и следы этого «ничто» очень важно знать. Ведь они многое говорят о том, какими методами ЦРУ (и, несомненно, не только оно) работало в период, когда Соединенные Штаты еще считались «образцом демократии». И то, что вся эта организация внезапно стала совершенно «невинной» и прозрачной, противоречит всякой логике, особенно в свете недавних шпионских скандалов.

    Если вы думаете, что подобные эксперименты являются давно ушедшей, крайней формой психиатрии, то, к сожалению, вы ошибаетесь.

    Но в тексте известного американского журналиста Джона Раппопорта, помимо выше изложенного, внимание привлекается к важной стороне проекта «МКУЛЬТРА» — к связи экспериментов над человеческим сознанием, психиатрии и мира шоу-бизнеса. Злые языки утверждают, что эта связь имеет свое продолжение и развитие, которые простираются до наших дней. И если мы рассмотрим «иконы» популярной музыки, типа американских певиц Леди Гага и Майли Сайрус, все это не так трудно себе представить…
    Джон Раппопорт: Вашим мозгом хотят управлять ЦРУ и врачи

    Программа ЦРУ по контролю над сознанием работает в рамках официальной медицины. Ее частью являются доктора, психиатры и ученые. И речь не идет о научной фантастике или какой-то маленькой группе сумасшедших, которым в голову пришла абсурдная идея, как менять и контролировать поведение людей.

    Институты и ученые, которые сотрудничали с ЦРУ по этой программе (и скорее всего, продолжают это делать), внутренне едины с Управлением — вне зависимости от того, знают они, что работают на разведку, или нет. Ведь на самом деле они сами стремятся контролировать и менять поведение людей. Так что их даже не надо принуждать к работе. «МКУЛЬТРА» не была и не является для них чем-то чуждым.

    По сути, существует целое научное направление в психиатрии, занимающееся контролем над человеческим сознанием. Как иначе можно воспринимать диагностику случайно выбранных психических заболеваний и последующее применение токсических лекарств, которые должны изменить реакции мозга на раздражители, стимулировать нейротрансмиттеры и влиять на выработку определенных гормонов? И раз уж мы говорим об этом, как иначе воспринимать пропагандистскую промывку мозгов, которая должна всех убедить в том, что каждый из нас за свою жизнь переболел хотя бы одним психическим заболеванием?

    Биологическая (или скорее химическая) психиатрия, в своей теперешней форме, по сути является вариантом программы «МКУЛЬТРА», работающим у всех на глазах с благословления и при поддержке национальных правительств, судебных систем, тюрем, СМИ «мэйнстрима» и академической общественности. Поэтому интересно вспомнить ту часть истории, когда получившая дурную известность программа ЦРУ «МКУЛЬТРА» существовала тайно.

    Клиника производила наркоманов

    40-е и 50-е годы прошлого века были, по мнению некоторых, самым будоражащим и новаторским периодом в истории одного музыкального направления — а именно джаза. В эти годы и позже всем известным фактом было то, что музыкантов, которых ловили на хранении и употреблении наркотиков, оперативно отправляли, добровольно или насильственно, в Лексингтон, штат Кентукки. «Лекс» был первым стационаром для наркоманов, вернее публичным медицинским учреждением, где лечили наркозависимость в Соединенных Штатах.

    Чтобы заставить пациентов согласиться на эксперименты, которые он над ними проводил, Айсбел обычно предлагал им «в награду» наркотик на выбор, чаще всего им становился героин.

    Небольшой список некоторых из тех «сотен» музыкантов, которые якобы, по разным данным, прошли лечение в клинике: Рэд Родни, Сонни Роллинз, Чет Бейкер, Сонни Ститт, Говард Макги, Элвин Джонс, Зут Саймс, Ли Морган, Тэд Демерон, Стэн Леви, Джеки Маклин. Говорят, что в «Лексе» были и известный Рей Чарльз, писатель Уильям Берроуз, Питер Лор и Сэмми Дэвис-младший.

    Они якобы лечились, вернее имели возможность немного очистить тело от наркотиков — немного «сбавить обороты». Но это была отнюдь не единственная «услуга», которую предлагали в «Лексе». Ведь ЦРУ использовал стационар для экспериментов над пациентами как одну из баз своей программы «МКУЛЬТРА».

    Доктором, который работал в рамках программы по контролю над сознанием, был Харрис Айсбел. По иронии судьбы (или по логике вещей) это был тот же самый доктор, который в то время был председателем Совета FDA (американского Комитета по пищевым продуктам и медикаментам, Food and Drug Administration — прим. ред.) по злоупотреблению антидепрессивными и стимулирующими средствами. И именно Айсбел начал давать пациентам клиники ЛСД.

    Героин в награду

    Др. Альберт Гоффман, изобретатель ЛСД, синтезировал в лаборатории Сандоц в Швейцарии псилоцибин, наркотик, происходивший из «волшебных грибов» рода Псилоцибе. ЦРУ заполучило немного этого нового синтетического наркотика и передало его Айсбелу, чтобы тот опробовал его на отвыкающих пациентах «Лекса». Ведь программа «МКУЛЬТРА» планировала достичь контроля над человеческой мыслью и поведением, в частности, с помощью наркотиков.

    Айсбел работал в клинике «Лекс» с 40-х годов 20 века вплоть до 1963 года. Есть записи о том, что во время одного эксперимента, например, он давал семи (черным) пациентам ЛСД на протяжении 77 дней. При этом дозы в четыре раза превышали «нормальные». Невероятный химический «молот для мозга»! Пациенты в итоге якобы остались живы и невредимы. После этого Айсбел лишь сделал сухую пометку: «Подобный тип реакции я ожидал у этого типа пациентов».

    Чтобы заставить пациентов согласиться на эксперименты, которые он над ними проводил, Айсбел обычно предлагал им «в награду» наркотик на выбор, чаще всего им становился героин. Так что в учреждении, которое должно было способствовать отвыканию от наркотиков, пациентов сначала подвергали экспериментам, в рамках программы «МКУЛЬТРА», после чего их с легкостью «возвращали» к их прежней (или более серьезной) зависимости.

    Более 800 наркотиков

    ЦРУ передало Айсбелу на протяжении его «карьеры» в «Лексе» более 800 различных наркотиков. Две организации работали «посредниками» между ЦРУ и клиникой — Американские военно-морские силы и Институт душевного здоровья Соединенных Штатов, что само по себе (помимо прочего) является доказательством того, что нити программы вели далеко за пределы самого ЦРУ.

    Наугад выберем еще один из экспериментов, проводимых в «Лексе»: девяти мужчинам, привязанным к столам, была сделана инъекция псилоцибина. После этого им в глаза светили резким светом, что является одним из типичных методов контроля над сознанием.

    Сколько экспериментов над пациентами Айсбел провел за то время, пока он возглавлял «Лекс», мы не знаем. Нам ничего неизвестно и о том, какие другие программы контроля над сознанием, помимо наркотиков, он опробовал на «питомцах» своей клиники. Единственное, что нам известно, так это то, что «Лекс» был обычной «остановкой» ньюйоркских джаз-музыкантов, которым надо было немного «протрезветь». Сколько их при этом стало добровольными сотрудниками программы «МКУЛЬТРА»?

    Флагман ЦРУ? Психиатрия!

    Как пишет Мартин Ли в своей книге о роли ЛСД и ЦРУ в движении хиппи в 60-е годы, которая называется Acid Dreams (в свободном переводе «Кислотные сны», то есть «Сны об ЛСД»): «Секретом Полишинеля стало то, что если героин нельзя купить на улице, всегда можно дать себя госпитализировать в Лексингтон, где героин и морфий вам оплачивали, если вы отдавались Айсбеллу для его сомнительных экспериментов. Поэтому сложно удивляться тому, что среди пациентов Лексингтон почти 90% были постоянно возвращавшимися «рецидивистами»«.

    Если вы думаете, что подобные эксперименты являются давно ушедшей, крайней формой психиатрии, то, к сожалению, вы ошибаетесь. Торазин, первый из так называемых антипсихотических препаратов, был разработан для того, чтобы совершенным образом подавить человеческую сущность. Электрошок и лоботомия являются на самом деле пыточными техниками, которые, кстати, уничтожают часть мозга. Так называемые SSRI-антидепрессанты (то есть сегодня наиболее часто выписываемые препараты) способствуют насильственному поведению и могут даже вынудить пациента на убийство. А среди множества документально зафиксированных эффектов Риталина — галлюцинации и паранойя.

    В общем, психиатрия по-прежнему является «флагманом» программы «МКУЛЬТРА», которая так и не была полностью завершена, как нас в том убеждали. На самом деле она продолжается в виде этих и менее известных экспериментов и в наши дни. Каковы результаты? Кем управляют с их помощью?

    #8226

    Arc
    Модератор

    Я слышу голоса. Это моя суперсила

    Феликс Лонголиус: Границы между внутренним и внешним размываются при расстройстве границ «Я».

    Феликс Лонголиус (Felix Longolius)

    Я замечаю вещи, которые другие не видят, не слышат или не чувствуют. С 15 лет я страдаю параноидальной шизофренией. Часто это делало меня счастливым, но это может стать и невыносимым.

    Поезд как раз въехал на станцию, когда я потянул за ручной тормоз. Вагон остановился, но двери еще не открылись. Я ждал, когда придет машинист поезда, чтобы посмотреть, что за «чрезвычайная ситуация» произошла. «Веселящий газ», — сказал я ему. Сегодня я знаю, что это были обонятельные галлюцинации, но тогда я был абсолютно уверен, что в метро распылили газ. После моего объяснения многие пассажиры начали смеяться, что я воспринял как подтверждение. «Веселящий газ?»

    Машинист раздраженно перевел ручной тормоз в прежний режим и поехал дальше. Но для меня дело было еще не закончено. Преисполненный гражданским долгом, я пошел к ближайшему полицейскому участку, рассказал о газе в метро и еще отметил, что также, возможно, я был отравлен ЛСД. Служащий выразил понимание в ответ на мой сигнал об атаке «в такие времена».

    Но потом мы сошлись на мнении, что вариант с отравлением был вероятнее. Он вызвал скорую. Я попросил воды для борьбы с «отравлением», на что он отправил меня в туалет. Пока скорая была в пути, я пил столько воды, сколько мог, потому что, честно говоря, мне казалось, что лихорадка от этого усиливается.

    Психоз может быть безумно интересным

    Прибыв в университетскую клинику, я должен был ждать в коридоре. И ждать. И ждать вызова так долго, что мнимая лихорадка стала слабее и я покинул здание.

    На территории со мной заговорили еще двое мужчин из службы безопасности, которые кого-то искали, возможно, меня. Но со своими любезными манерами я под их описание на данный момент, видимо, не попадал, и я смог оттуда уйти.

    Когда звучат чужие голоса

    Болезнь привела к тому, что Феликс Лонголиус делал вещи, которые он делать не хотел. Он постоянно слышал голоса с опасными требованиями.

    Этот эпизод произошел примерно 15 лет назад. Тогда мое первое пребывание в психиатрическом отделении было позади, и я хотел избежать последующих. Если бред продолжается долго, то из него сплетается довольно большая сеть. Посторонним кажется, что я в этой сети запутываюсь, но для меня она скорее трамплин, катапультирующий меня на чудовищную высоту. Потому что психоз может быть безумно интересным.

    Несмотря на это, сегодня я задаюсь вопросом, можно ли еще однажды остановить этот ход вещей. Могла бы у меня быть жизнь, в которой я не дрейфовал бы в иллюзиях? В которой я не стал бы бездомным и не оказался бы в закрытой психиатрии?

    Возможно, предрасположенность к болезни была заложена во мне еще в колыбели, и она, так или иначе, нашла бы возможность развиться. Чаще всего она вспыхивает в возрасте с 16 до 25 лет.

    Даже обычно трудное половое созревание дает много поводов для сомнений, но большинство людей преодолевают их, не заболевая психически. В моем случае добавилась сложная семейная ситуация.
    Мой отец рано умер, мать заболела рассеянным склерозом и стала винить в этом меня. Я воспринял это серьезно и хотел все исправить. Я бы с удовольствием ей помог! Но не мог найти того винта, который я мог бы повернуть, чтобы изменить ее состояние. Кроме этой гнетущей обстановки дома, у меня появился еще один фактор риска, от которого все врачи единогласно предостерегают: еще подростком я часто употреблял марихуану.

    «Вы слышите голоса?» — спросил меня один из врачей

    Мои чувства следовали ритму наркотиков. Каждые полчаса-час я курил голубые сигареты Gauloises, они, так сказать, задавали такт. Каждые три-четыре часа мелодию, под которую успешно исчезало не только большинство забот, но и мир вокруг меня, освежала самокрутка. Когда мы собирались вместе с друзьями, играл целый оркестр, потому что тогда мы еще и пили.

    Каждые два месяца мы отдавали себя во власть галлюциногенных наркотиков, большому финалу. Выход из наркотического опьянения после этого был новым началом для всего, музыка кончалась, пластинка жизненного этапа отыграла и звукосниматель часами царапал заключительную канавку этого боящегося реальности круговорота чувств.

    В 22 года я впервые оказался в психиатрическом отделении. «Вы слышите голоса?» — спросил меня тогда один из врачей.
    «Нет», — ответил я и логично подумал: «Судя по тому, как вы это спрашиваете, вы что-то со мной сделаете, если я отвечу честно».

    Безумие как наркотик

    С помощью лекарств из жизни Феликса Лонголиуса исчезает все фантастическое. Но что приходит после этого? Тут он говорит о пустоте реальности и своей тоске по безумию.

    При этом именно голоса привели меня в такое положение. Неделей ранее на шоссе я вдруг услышал: «Итак, господин Лонголиус, теперь командуем мы». Я закрыл глаза и ехал дальше до тех пор, пока не врезался в ограждение. Ущерб был незначительным. Однако на следующий день, передвигаясь на машине по городу, я внезапно ощутил странный запах и подумал, что в моем автомобиле через газовые сопла распыляется психотропный газ. В смертельном страхе я выбежал из машины посреди дороги. Позади меня ехала полиция, которая забрала меня в участок. Меня забрала моя тетя и поехала со мной в больницу. Врач хотел поместить меня в закрытый стационар. Диагноз: параноидальная шизофрения.

    Да, я слышал много голосов. Или телепатировал. Или все больше разделял свой внутренний голос на разные личности. Но я лучше описал бы это по-другому: это было моей суперспособностью.
    При психозе границы между внутренним и внешним размываются. Это называется расстройством границ «Я».

    Когда утрачивается ощущение самого себя, рушится весь мир. Ведь собственное сознание — условие для познания внешнего мира. Это развивалось шаг за шагом. Я замечал странные вещи. Мелочи приобрели для меня иной смысл. Треск в системе отопления был для меня посланием, отправленным другими жильцами дома. Тогда пришли и первые голоса.

    Позднее я принял участие в телепатических конференциях, вел беседы с инопланетянами. Это было волнующе и прекрасно. Однажды я встретил инопланетян в лесу, они стояли передо мной, подобные голограмме. Они были очень милы и выглядели абсолютно здоровыми. Настолько здоровыми, что было бы неуместно им сказать, что они возникли всего лишь в больном воображении.

    Однажды я отказался принимать лекарства

    Ампутация, и, в зависимости от точки зрения, освобождение от мира моих мыслей с помощью психиатрии была для меня по-настоящему ужасной. Я сопротивлялся этому. Однажды я отказался принимать лекарства. Не в первый раз. Но в этот раз, пока я еще беседовал с врачом, вокруг меня незаметно собрались санитары. Внезапно они набросились на меня и потащили в мою палату.

    Меня держали за все конечности, и я увидел одного из мужчин, набирающий лекарство в шприц. Он еще быстро спросил про дозу: «Теперь делаем пять или десять?» Незадолго до того, как он сделал укол, я перестал сопротивляться, чтобы он меня не поранил. В инъекции был галдол, сильный нейролептик, то есть лекарство, которое борется с бредовыми галлюцинациями.

    Я сомневался в правовом обосновании такого принудительного лечения. Более того, борьба против него превратилась в новое безумие. До сегодняшнего дня я не уверен, что все, что было сделано со мной, было законно. Даже если это и не было поводом для «юридического скандала», как я тогда считал.

    Во время психоза я многократно пытался вернуть контроль над своим «Я», вступая в диалог со своими голосами. Чьи эти голоса? Медики сказали бы, что они симптом психоза. Они исходят от меня, а не от инопланетян или кого-то еще.

    Хотя я до сих пор в этом не уверен, но предположим, что медицина права и голоса в действительности — мои «громкие мысли». Тогда они исходят непосредственно от моего «Я». Это возникает, как они мне сказали, из моего внутреннего мира, моих чувств, страхов, тревог и желаний, короче, всего того, из чего состоит мое мышление. То есть, если голоса меня идентифицируют, то я все еще идентифицирую сам себя.

    Самоидентификация. Но что, если голоса хотят привести меня к самоубийству? Если они хотят чего-то иного, чем я?

    Тогда я оказываюсь в конфликте с собственным «Я». Тогда я бы хотел убедить ту часть своего «Я», которая хочет довести меня до самоубийства, что это неправильно. Странная ситуация, но именно в такой я однажды находился. Потому что однажды голоса обратились против меня. Они давили на то, что я должен совершить самоубийство. Что я тогда и попытался сделать, к счастью, безуспешно.

    Как шизофрения меняет жизнь

    Под слежкой камер, завербованный спецслужбами: то, что Феликс Лонголиус считал своей жизнью, в действительности было проявлением его болезни. Что такое шизофрения? И как она меняет жизнь?
    После попытки самоубийства он снова оказался в психиатрическом отделении. После этого началась длительная фаза стабильности. Я даже возобновил учебу. Но через несколько лет я снова потерял все, что построил.

    Я бросил учебу, потерял работу и свою квартиру, оказался на улице. Последовали очередные госпитализации в отделение психиатрии, которые сменялись фазами, во время которых я снова занимался телепатией, инопланетянами и лучевыми пушками.

    Теперь, годы спустя, лекарства стали для меня желанны

    Потому что мое обращение со многими заблуждениями, причиной которых, как считали окружающие, является болезнь, было совершенно не строгим. Теперь, спустя несколько лет, лекарства стали для меня желанным инструментом.

    Хотя отредактированный с его помощью материал, мир, кажется, еще скрывает тайны, которые мне открылись бы лишь психотически. Но это не более чем догадки. Доза правильная. Множеству сокровищ, которые я открыл в состоянии болезни, и думал,что смогу купить на них мир, я позволяю сиять лишь в воспоминаниях.

    На самом деле все пережитое я и сегодня не считаю фантазией и не все предположительно психотическое — болезнью. Правильная доза значит для меня также способность слышать голоса, которые мне приятны. Если говорить о той жизни, в которой я мог бы сказать: «Заберите, пожалуйста, у меня все голоса, я считаю их галлюцинациями!», то поезд ушел и вокзал тоже снесли.

    Моя жизнь — это борьба с реальностью и лекарствами, которые забирают у меня иллюзии. В поисках правильной дозы я пережил много приключений. К сожалению, они часто заканчивались на жестком полу психиатрической клиники, которая заставляет молчать мой внутренний мир.

    Я задаюсь вопросом, как «нормальные» могут быть так уверены в реальности. Они никогда не ошибаются? А почему мне нельзя ошибаться? Разве не говорят, что человеку свойственно ошибаться?

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.