Порабощение

МОЛОТ Форумы РЕКОМЕНДОВАНО Порабощение

В этой теме 3 ответа, 1 участник, последнее обновление  Arc 5 мес., 4 нед. назад.

Просмотр 4 сообщений - с 1 по 4 (из 4 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #511

    Arc
    Модератор

    В декларации ООН чётко сказано, никакое правительство не может лишить нас наших прав.

    Почему же мы бесправны, как и тысячу лет назад?

    Элитные группы, что стоят во главе страны, контролируют свободное предпринимательство. Свободное предпринимательство – это наше средство производства, частное владение, используемое для личной выгоды. Свободное предпринимательство не может юридически облагаться налогом, если оно не предлагает себя добровольно. Причина, по которой мы платим подоходный налог в администрировании. Чиновники заставляют нас подписать кучи документов с причудливой формулировкой заявляя, что вы добровольно соглашаетесь с работодателем, фискальной службой и администрацией. Подписывая документы, вы соглашаетесь с тем, что отказываетесь от своих прав как физическое лицо и выступаете как юридическое лицо. Если вы не подпишите документ, лишающий вас прав, вы не получите работу. Бесконечное заполнение различных деклараций, формуляров, обязательств является скрытой формой порабощения.

    Попробуем разобраться, как работает эта система.

    Когда ваше имя и фамилия написаны с заглавной буквы (Остап Андрей) — Capitus Diminutio Minima (лат.), что означает изменение вашего семейного положения. Минимальная потеря прав.

    Когда только ваша фамилия написана заглавными буквами (ОСТАП Андрей) — Capitus Diminutio Media (лат.), что означает потерю прав на гражданство, но не потерю прав на свободу. Вы можете быть наказаны или оштрафованы, но не порабощены или заключены в тюрьму.

    Но когда и ваше имя, и ваша фамилия написаны заглавными буквами (ОСТАП АНДРЕЙ) — Capitus Diminutio Maxima (лат.), ваш статус изменяется от человека свободного до невольного. Все права гражданства и семейные права теряются. Это означает, что вы можете быть оштрафованы в любом количестве, порабощены или заключены в тюрьму на любой срок только по прихоти или подозрению государства.

    Важно отметить, если вы юридически не принимаете на себя обязательств согласно этим документам заявляя, что вы отказываетесь от своих прав, вы не должны идти под суд.

    Есть два вида закона: гражданский закон и закон морского адмиралтейства.

    Морское адмиралтейство – это банковский закон. Так корпорации и правительства создают вашего двойника, и этого двойника они записывают заглавными буквами. Новый паспорт, который будут выдавать гражданам Украины оформлен именно так.

    Если вы будете ставить свою подпись под документом, в котором ваше имя и ваша фамилия написаны заглавными буквами, вы автоматически будете лишены всех прав и свобод, предоставленных вам конституцией. Ни один банк, ни одно государство в мире не будет с вами вести дела, как с физическим лицом. Они не имеют контроля над вами. Только ваш двойник может заниматься торговлей. Как только вы подписали контракт, где ваше имя и ваша фамилия написаны заглавными буквами, ваш клон уже создан, и вы можете быть привлечены в суд.

    Получив повестку, где ваше имя написано заглавными буквами, вы должны понимать, что вашего двойника приглашают в суд, как юридическое лицо, которое незащищено конституцией и законом. Вас могут арестовать, посадить в тюрьму, назначить огромный штраф только за подозрение. Свободного человека нельзя заставить идти в суд только по подозрению. Свободный человек вообще не обязан идти в суд. Это привилегия раба.

    Правительство намеренно лишает человека его планетарных прав и свобод, заменяя их льготами и субсидиями, заставляя людей верить в реальность существования придуманных институтов власти. Эти институты создают иллюзию справедливости принятых законов, начисленных пенсий, выданных субсидий и т.д. Они также заставляют верить людей в бесполезные бумажки, разрисованные цветными чернилами, в гривневые банкноты. Забавно, но многие украинцы убеждены в том, что без армии, силовых министерств и СБУ им не выжить. Эти институты смогли навязать людям страх за свои жизни, которым ничего не угрожает. Страх и непонимание законов по которым мы живём, заставляет многих уверовать в силу телевизора или компьютера. Люди наивно верят, что СМИ решат все их проблемы, сообщив об ошибке. Но это не так. Нас загнали в ловушку, из которой нет выхода.

    Пришло время избавляться от этого страха. Мы должны определить масштабы нашего порабощения, а также цели, которые преследует правительство. А конечная цель правительства проста: лишить людей их собственности, а также основных прав и свобод, то есть полное порабощение.

    #8221

    Arc
    Модератор

    «Современное рабство» как оно есть: американские корпоративные исправительно-трудовые лагеря

    Под прикрытием лечения зависимостей суды направляют людей на «реабилитационные» агропромышленные фермы для опасного и неоплачиваемого труда.

    Элизабет Браун (Elizabeth Nolan Brown)

    Ссылаясь на необходимость бороться с зависимостями, суды приговаривают людей к рабскому труду в интересах корпораций.

    Христианский центр по реабилитации алкоголиков и наркоманов (Christian Alcoholics & Addicts in Recovery (CAAIR)) должен избавлять от алкогольной и наркотической зависимости. Вместо этого он превратился в связанный с судами канал поставки рабочей силы для птицеводческой отрасли штата Оклахома, сообщает Reveal, журнал Центра журналистских расследований. Журналисты Reveal ознакомились с огромным количеством судебных решений, налоговых документов и исков о возмещении ущерба работникам, а также пообщались с сотрудниками судов, судьями и бывшими участниками программ CAAIR.

    CAAIR был создан в 2007 году представителями пищевой промышленности, которые столкнулись с нехваткой желающих полный рабочий день выполнять плохо оплачиваемую и рискованную работу на заводах по переработке курятины. При этом претензии центра на реабилитационную функцию вызывают сомнения. В нем работает всего один лицензированный специалист по психологическому консультированию. Сертифицированных лечебных или восстановительных программ у него тоже нет.

    Его философия предполагает, что от зависимостей способны избавить христианская вера и тяжкий труд. Реабилитируемые обязаны посещать церковь и группы по изучению Библии. Беседы с психологом, переобучение и группы поддержки не считаются обязательными.

    Каждый год суды Оклахомы, Арканзаса, Техаса и Миссури направляют в CAAIR около 280 человек. Как пишет Reveal, это делается в рамках разворачивающейся «общенациональной инициативы по избавлению от тюрьмы виновных в ненасильственных преступлениях».

    Альтернативные варианты наказаний помогают разгружать тюрьмы — и это очень полезно. Однако при этом они нередко бывают дурацкими и бессмысленными — как десятинедельный курс стоимостью в 900 долларов, посвященный «токсичной маскулинности», который должны проходить осужденные в Сиэтле клиенты проституток. И это еще не самое худшее.

    «Стремясь избавить людей от тюрьмы, некоторые судьи направляют обвиняемых в реабилитационные структуры, фактически являющиеся трудовыми лагерями, которые обслуживают частный бизнес и приносят ему прибыль», — утверждает Центр журналистских расследований.

    «Эти программы обещают освободить клиентов от зависимостей. Однако на деле они превращают тысячи мужчин и женщин фактически в рабов».

    «У подобных инициатив много выгодополучателей по всей стране — от компаний из списка Fortune 500 до небольших фабрик и предприятий местного значения. Обвиняемые работают на заводе Coca-Cola в Оклахоме, на стройках в Алабаме, в доме престарелых и инвалидов в Северной Каролине».

    Суды направляют в CAAIR не только тех, кто злоупотребляет алкоголем и наркотиками. 23-летнему Брэду Макгэхи (Brad McGahey), осужденному за попытку купить краденый трейлер, судья заявил, что ему необходимо «усвоить трудовую этику». «При этом судья прекрасно знал, что у Макгэхи не было зависимости ни от чего, кроме газировки Dr Pepper», — отмечает Reveal.

    «Через несколько недель Макгэхи уже стоял у скоростного конвейера в холодном цеху и отчищал куриные тушки, предназначенные для супермаркетов и сетей фастфуда, от потрохов и остатков перьев».

    «Лечения зависимостей в CAAIR практически не было. В основном все сводилось к работе на заводе, который принадлежал одной из ведущих американских компаний, специализирующихся на торговле курятиной… Работать приходилось бесплатно — деньги получал центр. «Это было рабство, — вспоминает Макгэхи. — Я не мог поверить, что суд меня туда послал»».

    Из-за неисправности механизма Макгэхи размозжило руку. Начальство заявило ему, что время, потраченное на лечение и на более легкую работу в лагере CAAIR, не будет засчитываться в срок наказания, который составлял один год. Если ему это не нравилось, он мог отправляться в тюрьму. Макгэхи выбрал тюрьму. Его руке был нанесен стойкий функциональный ущерб. Из-за хронической боли он вынужден был принимать гидрокодон, от которого у него в итоге выработалась зависимость.

    Участники программы CAAIR «увечили себе руки, целыми днями развешивая куриные тушки на металлических цепях», пишет Reveal.

    «Один работник, отмывая трейлер, получил кислотный ожог. Многие были искалечены механизмами или подхватили серьезные бактериальные инфекции».

    «[…] В некоторых реабилитационных центрах обвиняемым хотя бы платят. Однако к CAAIR и многим его аналогам это не относится».

    «По мнению юристов, принуждение обвиняемых к бесплатному труду нарушает их конституционные права. 13-я поправка запрещает рабство и принудительный труд в Соединенных Штатах. Последний допускается только в качестве наказания для осужденных. Это делает законными трудовые программы в тюрьмах. Однако в CAAIR и подобные ему структуры многих направляют еще до осуждения. Более того, в некоторых случаях дела потом прекращаются».

    «»Вы что, шутите?— заявил специалист по трудовому праву из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Ноа Затц (Noah Zatz), когда Reveal предъявил ему собранные сведения. — Это же грубейшее нарушение 13-й поправки!»»

    Когда участники программ получают травмы в процессе работы, компенсации прикарманивает руководство CAAIR. Как клиенты центра работники подписывают документ, в котором уступают ему право на возмещение. Как выяснил журнал, компания до сих пор продолжает получать от лица пострадавших работников эти компенсации и оставлять их себе.

    «Люди с хронической наркозависимостью…. превратились в ресурс, который эксплуатируется растущей сетью центров по реабилитации наркоманов и алкоголиков, — пишет автор вышедшей недавно в газете Orange County Register статьи о коррумпированной «реабилитационной индустрии» в Калифорнии. — Целый ряд факторов — опиоидная эпидемия, Obamacare, тюремная реформа, наличие множества юридических лазеек — создают условия, позволяющие процветать нечестным дельцам, которые используют наркозависимых, чтобы выжимать из страховых компаний и получать из общественных средств сотни миллионов долларов».

    В феврале трое руководителей одной из действовавших в Алабаме подростковых реабилитационных программ были приговорены к 20 годам тюрьмы за жестокое обращение с несовершеннолетними, которые находились на их попечении. «Не могу представить себе, как можно вот так забрать ребенка ночью из дома, заковать в наручники, увезти на другой конец штата и заставить работать, — заявил судья Чарльз Грэддик (Charles Graddick). — Некоторые из показаний больше всего напоминали рассказы об обращении с заключенными в Гуантанамо».

    В Северной Каролине местные журналисты начали расследовать деятельность Corrective Solutions, — «реабилитационной программы для мелких правонарушителей за пределами Калифорнии». В итоге штат приостановил свое сотрудничество с этой программой. Reveal также писал ранее в этом году о Corrective Solutions и пришел к выводу, что данная якобы некоммерческая организация прилично зарабатывала на сотрудничестве с судами, ничего толком не делая.

    Руководство CAAIR утверждает, что центр работает на благо общества, предоставляя людям возможность «лечиться» трудом вместо того, чтобы платить штрафы. «Речь идет о том, чтобы помочь им стать полезными гражданами», — заявил Reveal официальный представитель стоящей за CAAIR компании Донни Эпп (Donny Epp).

    Джим Ловелл (Jim Lovell), вице-президент CAAIR по руководству программами, заметил, что, «если работать 40 часов в неделю — это рабство, тогда вся Америка находится в рабстве».

    Однако обычно за эти 40 часов работы в неделю людям платят, и обычно они вправе уволиться с работы. Отсутствие этих двух факторов —или другими словами бесплатная работа в месте, которое ты не можешь покинуть, — и создает, с точки зрения уголовного законодательства, рабский труд, принудительный труд и торговлю людьми.

    Вместо того, чтобы бороться с алкоголизмом, наркоманией, переполнением тюрем и ростом расходов на пенитенциарную систему с помощью трудовых лагерей, прикидывающихся реабилитационными центрами, нам, возможно, следовало бы задуматься о том, стоит ли так усердно криминализировать мелкие, ненасильственные правонарушения.

    #8222

    Arc
    Модератор

    Эстония, XXI век: рабский труд на плантациях капитализма

    Александр Чаплыгин

    Премьер-министр Андрус Ансип надысь выразил надежду, что к весне уровень безработицы у нас снизится до 10 процентов, поскольку инвесторы стали вновь проявлять интерес к эстонской рабочей силе. Вполне возможно — ведь где еще в Европе можно найти страну, народ которой готов трудиться целый рабочий день за минимальную зарплату размером в 250 евро — минус, между прочим, налоги.

    На днях знакомый водитель продемонстрировал письмо из Кассы по безработице, в котором ему предлагалась работа в некоей частной фирме. Условия — как раз те, что указаны выше: рабочий день полный, зарплата — минимальная. Скорее всего, придется соглашаться, потому как, просидев без работы девять месяцев, знакомый мой перестал получать компенсацию и теперь собирает пустую тару, чтобы купить картошки и хлеба.

    Сколько таких в Эстонии, официальная статистика умалчивает. Однако, если верить премьер-министру, к весне их станет 10 процентов от работоспособного населения, то есть примерно 60 тысяч человек. Потому что к тому времени у подавляющей части безработных уж наверняка закончится срок получения компенсаций, и проблема пропитания станет перед перед ними в полный рост. А голодному, сами понимаете, не до споров по поводу зарплаты.

    А тут еще наши работодатели выступили с манифестом, смысл которого можно свести к одному: чтобы экономика росла быстрее, необходимо создать для хозяев наиболее комфортные условия, переложив еще часть налоговой нагрузки на плечи работников, а заодно повысив пенсионный возраст до 67 лет. А к работодателям наши правители прислушиваются — вспомните хотя бы пресловутый Закон о трудовом договоре.

    Вот он, рай для инвесторов, о создании которого так долго говорили наши правители. Оно конечно, рабский труд, наверное, еще дешевле. Хотя, не факт — ведь рабов, как известно, нужно кормить, одевать и обеспечивать каким-то жильем, а 250 евро в месяц, учитывая, что из них еще нужно оплачивать коммунальные услуги — сумма, которой при всем желании не хватит на большее, чем элементарная еда и одежда из секонд-хэнда.

    Впрочем, не исключено, что даже доведение своих сограждан до унижающего человеческое достоинство состояния так и не позволит Ансипу со товарищи превратить Эстонию в обещанный инвестиционный рай. Во-первых, вполне вероятно, что часть просидевших год и более без работы людей окончательно потеряют веру в светлое будущее и в массовом порядке займется собиранием пустой тары.

    Во-вторых, и это еще более вероятно, многие все же соберутся с силами и покинут эту безнадежную страну, чтобы поискать работу и упомянутое выше светлое будущее на чужбине. И, наконец, стоит помнить, что зарплата — лишь часть затрат на производство. А ведь тарифы на электричество, отопление и воду в Эстонии продолжали расти, невзирая на кризис, и вполне могут отпугнуть потенциальных инвесторов.

    Так что, как говорится, возможны варианты. Причем мне, например, крайне сложно определить для себя, какой из вариантов предпочтительнее: жить в стране, где процветают толстосумы и чиновники, а остальной народ горбатится на них за европейские копейки, или же просто жить в нищей стране, где не существует противоречий между трудом и капиталом, поскольку ни того, ни другого уже не осталось.

    #8223

    Arc
    Модератор

    Признаем честно: мы любим дешевую одежду, и нам все равно, что дешевая она благодаря рабскому труду детей

    Гетин Чемберлен (Gethin Chamberlain)

    Еще три года тому назад я не верил в магию. Но это было еще до того, как я начал свое журналистское расследование колдовских фокусов с западными брендами, по сравнению с которыми трюки Гудини это просто ерунда. Теперь я начинаю верить в то, что кто-то околдовал мировых потребителей.

    Вот как делается этот фокус. «Хорошо Известная Компания» производит замечательные блестящие вещи в Индии или в Китае. При этом люди, делающие эти замечательные блестящие вещи, получают гроши, и более того, в работе по пошиву одежды задействуются проворные детские пальчики. Возникает всеобщее возмущение, Хорошо Известная Компания ужасается, заявляя, что ее подвели и подставили поставщики, после чего обещает все исправить. А затем – ничего не происходит. Хорошо Известная Компания продолжает делать замечательные блестящие вещи, а люди продолжают их покупать. Потому что они их любят. Потому что эти вещи дешевы. И потому что они позволяют себя околдовать.

    На прошлой неделе я рассказал о том, как из-за низких зарплат в чайной промышленности Индии применяется рабский труд девочек-подростков, чьи родители не в силах их содержать. Естественно, любители чая расстроились. Поэтому органы морали и нравственности, которые утвердили базовую ставку оплаты труда в 19 центов в час, были вызваны на ковер, дабы создать впечатление, что все будет исправлено.

    Для многих потребителей этого вполне достаточно. Они хотят ощущать себя высоконравственными людьми. Но платить больше они не хотят. Они готовы верить в те бренды, которые любят. И компании это знают. Они знают, что если правильно пошуметь насчет высоконравственного поведения, покупатели будут смотреть на происходящее сквозь пальцы.

    Поэтому они сурово наказывают тех поставщиков, на которых указали средства массовой информации. Они заключают схемы сертификации типа «этической торговой инициативы», «честной торговли», «альянса тропических лесов» и так далее. Посмотрите, говорят они, теперь мы хорошие. Мы проверяем свои фабрики. У нас есть правила, кодексы поведения, программные заявления. Мы теперь высоконравственные. Но это не так. Что они сделали, так это купили и прицепили на себя фиговый лист этики.

    В последние годы компании становятся все хитрее. Теперь в конце цепочки поставок редко можно найти детей на фабриках, ибо это сродни убийству собственного имиджа. Но зарплаты по-прежнему нищенские, продолжительность рабочего дня по-прежнему адская, а дети никуда не делись; они продолжают шить одежду в дальних закоулках трущоб.

    Поезжайте на восток от Дели, и через час вы окажетесь в промышленной зоне Газиабада. Там вам стоит прогуляться по дальним городским улочкам. Но будьте осторожнее, не провалитесь в открытый вонючий водосток. Загляните за дверные проемы. Видите детей, занимающихся вышивкой и пришивающих бисер? Тогда вернитесь обратно, пройдите по своему любимому торговому центру и присмотритесь к полкам с товарами. Узнаете ручную работу? Должны узнать.

    Сейчас поставщики отдают подряды за пределы своих основных фабрик, причем делают это очень часто. Работа делается не на виду, готовые детали отправляются обратно на головную фабрику, где их сшивают, доделывают и пришивают к ним лейбл. Когда на фабрику приходят инспекторы, они с уверенностью могут сказать, что никаких детей там нет, и все хорошо. Потому что инспекторы это часть спектакля. Зачастую у компании двойная бухгалтерия, одна для внешних проверяющих, вторая для себя. Согласно внешней бухгалтерии, все работают по восемь часов в день с перерывом на обед. А во внутренней показаны доходы за 16-часовой рабочий день, причем у работников нет ни единого выходного за весь месяц.

    Нужны огнетушители для галочки о пожаробезопасности? Их можно взять в аренду на день проверки. Лифт превратился в опасную для жизни ловушку? Повесьте на него объявление, что он не работает, и инспектор обойдет его стороной. В инспекционном деле множество тайных и дурных уловок. Мы, потребители, позволяем им это делать, потому что нам нужны замечательные блестящие вещи. Мы ворчим, что времена нынче тяжелые, что платить больше мы не можем, и вообще – жизнь в этих местах очень дешевая.

    Это другая часть магического фокуса – западные представления о странах поставщиков, рожденные незнанием и чувством неловкости. Индия лучше всех знает, как на этом можно играть. Государства и всякие знаменитости из кожи вон лезут, нахваливая Индию за ее прогресс. Индия на подъеме, Индия процветает, Индия очень духовная страна, Индия живая и энергичная. Да, рабочие бедны, но они, наверное, счастливы.

    Нет, они не счастливы. По сравнению с Индией изготовители ведущих брендов просто жалкие любители в вопросах пиара. Да, мы знаем, она занимается протекционизмом; да, мы знаем, условия труда там зачастую адские, но мы просто очарованы страной, которая невероятно экзотична.

    Здесь на пользу и колонизаторское чувство вины. Британцы в особенности чувствуют себя неловко по отношению к Индии. Мы обворовывали эту страну и грабили ее богатства. Мы не имеем права на критику. Но мы должны критиковать. Китай мы по-прежнему разоблачаем, хотя там заработная плата растет, а условия труда улучшаются. А Индия, похоже, рассчитывает на то, что никто ее осуждать не будет.

    На прошлой неделе влиятельная индийская комиссия по планированию заявила, что бедность в стране опустилась до рекордно низкого уровня, составив 21,9% от численности населения. При этом она исходила из того, что люди в сельской местности могут прожить на 26 рупий (45 центов) в день, а в городах на 33 рупии. Многих в Индии это возмущает. А за ее пределами не возмущается почти никто.

    Времена сегодня трудные, говорят потребители. Это самая пагубная идея из числа выдвигаемых владельцами модных брендов. Вот некоторые расчеты на основе данных Observer, полученных в прошлом году в ходе расследования в Бангалоре. Мы можем посчитать, что женщины с абсолютным законным минимумом зарплаты, делая джинсы для Хорошо Известной Компании, получают по 17 центов за изделие. А теперь взмахните своей волшебной палочкой и дайте им прожиточный минимум, составляющий, согласно данным международного альянса профсоюзов Asia Floor Wage Alliance, 209 долларов. Это необходимый минимум, чтобы содержать сегодня в Индии семью (и имейте в виду, что женщина зачастую единственный кормилец в семье). Это будет стоить целое состояние, не правда ли? Неправда. Это будет мне стоить на 15 пенсов больше за каждую пару джинсов.

    Поскольку зарплаты такие низкие, то и улаживание проблем тоже обходится дешево. Кому-то надо принимать удар на себя, будь то компания, поставщик, посредник, продавец или потребитель. Но зачем изображать все в мрачном свете? Почему надо этого бояться?

    Возьмите продавца, который мучается, стоя перед дилеммой: этика или дешевизна? Но почему нельзя делать это одновременно и этично, и дешево? Ведь можно снять с полки две пары джинсов и вывесить их на всеобщее обозрение с двумя разными ценниками. Одни будут стоить 30 долларов 80 центов. Другие 31 доллар 3 цента. И на них будет большая этикетка со словами «Я горжусь тем, что плачу за эти джинсы на 23 центра больше. Я считаю, что каждый имеет право на достойный уровень жизни. Мои джинсы изготовила довольная работница, которой за ее труд платят по справедливости».

    Пойдем дальше. Эту этикетку можно пристрочить к джинсам. Мне нужны эти джинсы. Я хочу знать, что мои джинсы шили не малолетние детишки, сидящие взаперти в сарае где-то в городских закоулках, не видящие дневного света и получающие гроши. Я хочу быть чист. И я хочу, чтобы модные бренды и торговые центры помогли мне в этом.

    Я хочу, чтобы люди сказали им: «Вы нас обманули. Вы говорили нам, что ведете себя высоконравственно. Мы хотим, чтобы вы изменились. Мы хотим, чтобы вы контролировали цепочку поставок, показывая, что вам не все равно. Назовите ваших поставщиков. Пусть у них пройдут независимые проверки. Мы хотим снова вам поверить. Мы действительно хотим этого, потому что любим вашу продукцию. Знаете что? Мы не против платить на несколько центов больше, если вы пообещаете повысить зарплаты».

    И вот здесь наступает самый лучший момент. Мне кажется, что объемы продаж у них вырастут. Я думаю, что довольны будут и покупатели, и работники. И я буду доволен тоже, потому что мне придется меньше рыскать по вонючим закоулкам в поисках правды.

Просмотр 4 сообщений - с 1 по 4 (из 4 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.