Познер. О культуре.

МОЛОТ Форумы Познер. О культуре.

В этой теме 0 ответов, 1 участник, последнее обновление  Anarhist 2 года/лет, 2 мес. назад.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #1476

    Anarhist
    Участник

    Пьеса в одном единственном действии.

    Познер – известный ведущий
    Жириновский
    Шандыбин
    Арбатова
    Хакамада
    Новодворская
    Кудрин
    Иерей, Представитель Патриархии
    Министр Культуры Швыдкой
    Президент

    Студия Познера. На сцене мельтешат разного рода работники телевидения. Слышатся голоса и на сцене с небольшим интервалом начинают появляться действующие лица.

    1

    Познер: Благодарю вас всех за согласие принять участие в нашем прямом эфире. Прошу всех рассаживаться, через пять минут начинаем прямое включение. Прошу вас…

    Жириновский: Почему Шандыбин рядом с Познером? Они семьдесят лет сидели в президиуме, и теперь первыми лезут! Он что, Шандыбин этот, звезда экрана?! Цицерон?! Трибун, Демосфен? Он…

    Познер. Владимир Вольфович, камеры установлены в таком порядке, что совершенно не принципиально, кто и где сидит.

    Жириновский. Вам не принципиально, а мне принципиально. Я бы с вами и сам не сел, но я хочу, чтобы Шандыбин знал своё место, а то лезут из всех щелей, тараканы недодавленные. Вон, пусть эта диссидентка пучеглазая рядом с вами садится.

    Познер. (в сторону) Нет уж, спасибо! (вслух) В этом случае решение принимает ведущий. С этой стороны от ведущего сядет господин Кудрин, министр финансов, член правительства. А по другою сторону – представитель Патриархии. Так сказать, символ: две ветви власти. Светская и духовная. Очень удачно получилось. Ну а все остальные попеременно, благо сегодня у нас всякого добра…

    Арбатова. Почему в центре одни мужчины, извиняюсь, конечно, за это слово?

    Познер. Маша, не начинайте вы тоже… дадут вам эфир, выступите, с этого и начнёте. Отличная тема для того, чтобы высказаться. Всё, господа, давайте не будем спорить, рассаживаемся. Мне подсказывают, что осталась одна минута, всё, всё, всё!

    (Все рассаживаются. Остаются два пустых места. Сцена освещается, звучит музыкальная заставка.)
    Мотор!

    Познер. Здравствуйте, дорогие телезрители! Сегодня мы вновь выходим в прямой эфир по поводу недавно принятого думой закона о культуре. Закон принят в первом чтении. Мнения депутатов разделились. Да и как мы можем судить по звонкам в студию и письмам телезрителей, вся страна довольно неординарно реагирует на этот закон, несомненно очень важный в условиях развития демократии в России, как известно одной из самых культурных в мировой истории стран. Мы пригласили в студию людей, являющихся представителями различных слоёв нашего общества, как социальных, так и политических, и даже, не побоюсь этого слова, — сексуальных. Заметьте, что совсем недавно за это слово меня опять удалили бы с телевидения. Но теперь, и это факт, подобные выражения никого не удивляют, учитывая, что сексуальная культура является составной, я бы даже сказал – основной частью культуры любого демократического общества. Попозже к гостям в студии, не нуждающимся, как я полагаю, в моём представлении, присоединится министр культуры. В данный момент он находится на пути в Москву с конференции по «Проблемам развития международной организации по централизации и легализации торговли матрёшками в странах третьего мира и борьбе с контрафактной продукцией в сфере народных промыслов», проходившей в Женеве. А затем к нам присоединится ещё один гость, имя которого пока останется в тайне, и явится сюрпризом для вас, дорогие телезрители.

    2

    Итак, мы начинаем! Глубокоуважаемые гости в студии, дамы и господа, уважаемые телезрители – шоу начинается! Тема сегодняшнего прямого эфира – «Нужна ли России культура?»

    Ну, господа, кто хочет высказаться? Все приглашённые, в принципе, равноудалены от культуры, а потому и имеют столь независимое, демократическое мнение. Так сказать, непредвзятый взгляд извне. Единственный, кто имеет к ней непосредственное отношение, сейчас летит из Швейцарии, но мы его ещё, надеюсь, услышим. Хотя нет, прошу пардона, есть тут среди нас нечто… уважаемые телезрители! Позвольте предоставить слово известной представительнице феминистского движения в России, которая что-то пописывала в начале своей бурной деятельности. Не знаю уж, насколько имеют отношение к культуре её писульки, не читал, извините, но… К тому же я полагаю, что уместно будет первое слово дать даме. Прошу, Мария…

    Арбатова. Ну что тут можно сказать? Конечно, мы, женщины России против этого закона, ограничивающего наши права и являющемся актом злостного мужского шовинизма.

    Познер. Каким образом вас ограничили?

    Арбатова. Да очень просто. Кто принимал этот закон? Дума, в которой подавляющее большинство мужчин. Разве этого недостаточно?

    Познер. Согласен, прискорбный факт. А что бы вы могли предложить взамен?

    Арбатова. Прежде всего, я должна заметить, что подобные вопросы должны решать не депутатские фракции, а люди, компетентные в вопросах культуры…

    Познер. Очень необычная, оригинальная мысль! Это вы здорово, не в бровь, а…Продолжайте, прошу вас. И кто эти люди?

    Арбатова. Естественно женщины.

    Познер. Почему же именно женщины? Разве мужчины не имеют отношения к вопросам культуры?

    Арбатова. Ни малейшего. Это не я придумала, об этом свидетельствует история.

    Познер. (несколько озадаченно). Хотелось бы поконкретнее.

    Арбатова. Что делали мужчины в ходе исторического процесса? Они воевали, то есть разрушали, насиловали, жгли…

    Познер. Кого?

    Арбатова. Кого могли, в первую очередь женщин.

    Познер. А причём тут культура? Вы, Машенька, похоже, зарапортовались.

    Арбатова. Ничуть. Только женщина олицетворяет собой культуру. Только она является тем бастионом стабильности, о которую разбивается мужская агрессивность…

    3

    Познер. Понял, понял! Мужчины разрушают, а женщины, хранительницы очага…Ещё одна оригинальная мысль. Никогда не приходила мне в голову. Ну а как насчёт творческого начала? Ведь создавали вновь тоже мужчины, вы не находите?

    Арбатова. Не нахожу. Вы не дали мне закончить. Как и любой мужчина, вы стремитесь меня подавить, склонить…

    Познер. Извините, даже не собирался…

    Арбатова. ….и точно так же мужчины всегда пытались подавить свободу любой женщины, запирая её в тесном тереме, насильно привязывая к детям, кастрюлям, якобы «освящённому» супружескому ложу.

    Познер. (с интересом) Даже это вызывает у вас протест?

    Арбатова. Естественно. Основа культуры – свобода выражения, а она возможна лишь при личной свободе, которую у женщин всегда отнимали.

    Познер. Очень интересно, очень. Шквал невероятных мыслей. Значит, если бы женщины были свободны и независимы, то наш культурный уровень был бы намного выше?

    Арбатова. Вы даже не представляете, что было бы.

    Познер. Боюсь мне трудно это представить. Так вы считаете, что вопрос этот должен решаться на референдуме, проведённых среди одних только женщин?

    Арбатова. (мудро и снисходительно улыбаясь) Как и все прочие вопросы в этой стране.

    Познер. Это вы уж, извините, хватили… Но это ваше мнение, мы его уважаем, аплодисменты! (в сторону) Я за домострой. Сумасшедшая баба. (вслух) теперь мы зададим вопрос представителю официальной Церкви, хотя и отделённой от государства, но несомненно имеющей свой интерес и своё мнение по данному вопросу. Прошу вас…как вас лучше величать? Батюшкой?

    Иерей. Смиренный протоиерей Евтихий.

    Познер. Пусть будет так. Просим. Что думают в Патриархии? Нужен этот закон, а если посмотреть шире, то и сам предмет рассмотрения, т.е. культура?

    Иерей. Как гласит мнение нашей Святой Матери Церкви, культура является неотъемлемой частью бытия всякого верующего христианина.

    Познер. Православного?

    Иерей. Несомненно, так. Хотя мы стараемся в этом вопросе прийти к единству и с представителями иных христианских конфессий. К сожалению, на этом пути мы встречаем упорное сопротивление неких злых сил…

    Познер. Козни бесовские, обычное дело. А как быть с культурой других народов? Татар, калмыков, евреев, наконец?

    Иерей. Наш Господь Иисус Христос никому не возбранял вкусить истины «будь он иудей, или эллин».

    Познер. Прекрасно, приятно слышать! Но вот отец…отец…батюшка! Каково отношение Церкви, если так можно выразиться к «качеству» культуры?

    Иерей. Содом и Гоморра. Прелюбодеи и прелюбодеицы. Прокляты преступившие закон.

    Познер. Значит должен быть закон?

    Иерей. Есть у нас один закон – божий, написанный в сердцах истинно верующих.

    Познер. Тогда как быть с атеистами? Да и вообще – «Что есть истина?» Некоторые, да что там – большинство деятелей культуры, считают, что художник должен быть абсолютно свободен и не связан догмами. Не верит он, как вы верите, так что же?

    4

    Иерей. Само слово «культура» происходит от слова «культ». За семьдесят лет бесовского разгула богопротивной демонической власти…

    Жириновский. Это верно! Вон он сидит, демон, коммунист проклятый! (тычет пальцем в Шандыбина. Тот медленно открывает рот, но Познер опережает его)

    Познер. Владимир Вольфович! Вам дадут слово…

    Жириновский. Не надо мне давать, другим давайте.

    Шандыбин. Партия всегда была за культуру, партия…

    Жириновский. Все церкви повзрывали! Всех учёных утопили в речке на пароме! Музеи распродали! Младенцев перерезали! Это вот он, Шандыбин, топил и резал! Он кровь пил!

    Познер. Владимир Вольфович! Из уважения к представителю Церкви, дайте ему закончить…

    Жириновский. Кончать надо с этой бандой! Какая культура, когда такие, как Шандыбин! Он и слова такого не знает!

    Познер. Батюшка, заканчивайте с богом! Его не перекричишь.

    Иерей. Народ отошёл от веры в Единого Бога и перестал служить Истине. Стал прислужником Ваала и Велиара, идолов…

    Жириновский. Вон он, Ваал! Вылитый идол! И Велиара не могут закопать. Пока его не закопают, то никакой культуры, это однозначно.

    Шандыбин. Да я тебя самого закопаю!

    Жириновский. Во! Во! Видали! Сразу угрозы! Это гены! Мао Цзедун проклятый!

    Познер. Извините, батюшка, я ещё дам вам слово, но надо разрулить с этими двумя, а то тут страсти Христовы… Прошу вас, Владимир Вольфович, что вы хотели сказать?

    Жириновский. Я всё сказал. Пусть Шандыбин скажет. В последний раз, недолго им осталось родину поганить.

    5

    Познер. Василий Иванович, вам есть что сказать?

    Шандыбин. Мне не надо говорить, за меня избиратели всё сказали. Меня народ избирал, и я его наказ выполняю.

    Познер. Какой же дали вам наказ ваши избиратели по части культуры?

    Шандыбин. Какой наказ? Обыкновенный наказ, чтоб всё как раньше.

    Познер. Это как, позвольте полюбопытствовать?

    Шандыбин. Раньше у народа всё было. И хлеб, и картошка, и культура. Поработал, пришёл домой, тут тебе и газеты, и телевизор, и радио. Можно в клуб. Пожалуйста: смотри программу или самодеятельность. У нас на Брянщине все клубы позакрывали – вот тебе и демократия. Как развиваться культурно, или отдыхать, если в клубах стриптиз, тьфу!

    Познер. Значит, всё-таки есть, где отдохнуть? Стрип-клуб — это тоже клуб… Кому что, некоторым это нравится.

    Шандыбин. Педерасты!

    Познер. Что?!! Василий Иванович! Вот уж не ожидал! Вы прямо как Владимир Вольфович выражаетесь.

    Жириновский. Он знает, что говорит. У него избиратели – половина коммунистов, а половина педерастов. Это одно и тоже, однозначно.

    Шандыбин. (порывается вскочить с места) Да ты…!!! Да я…!!! Я его…!!!

    Познер. Господа! Успокойтесь! Хватит, не позорьтесь на всю страну!

    Арбатова. Вот они, мужчины. С кем приходится жить, кошмар! (мудро и грустно улыбается)

    Иерей. Содом, содом… (крестится)

    Познер. Василий Иванович, дорогой вы наш товарищ…

    Жириновский. Брянский волк ему товарищ!

    Познер. … давайте о культуре. Как у вас партийцы считают: есть сейчас в стране культура, или нет? Что вам избиратели поведали? Что делать, как быть? Что завещал великий Ленин? Говорите хоть что-нибудь. Не буйствуйте, прошу вас!

    Шандыбин. (остывает услышав священное имя) Все Ленина ругают, а Ленин что был, некультурный? Вы книжки почитайте.

    Жириновский. Вслух ему почитайте, он сам не умеет!

    Познер. Владимир Вольфович, что вы прямо… Василий Иванович. Э-э-э…о чём это я хотел вас…А! В каких книжках написано о вкладе Ленина в культуру?

    Шандыбин. Во всех, даже в учебниках.

    6

    Познер. Ну тут всё ясно. Ваша твёрдая позиция, Василий Иванович, вызывает уважение, да… а вот что по этому поводу считает госпожа Новодворская? Мы знаем, что она с детских лет занимала позицию противника любой власти, коммунистической в том числе. Правда, она и сейчас мало чем довольна… Но, может, она сама пояснит… Госпожа Новодворская, как вы видите данную проблему?

    Новодворская. Я, … признаться, …, вообще не вижу……

    Жириновский. Поглядите на неё, ей же к окулисту пора.

    Познер. Владимир Вольфович!!!

    Арбатова. Хам. Мужлан.

    Новодворская. …не вижу проблемы.

    Познер. Вот оно что! Ну, Слава Богу, а то мы все испугались. Вы в этом смысле. Говорите побыстрее, а то вы и видите плохо, и говорите медленно. Значит, считаете, что вопрос надуман и не своевременен, так?

    Новодворская. Какая может быть культура в концлагере? В застенке? В этой стране один закон – УК, и вся культура тюремная. Все культурные люди покинули этот ГУЛАГ, а те, кто остались, продались этой власти.

    Познер. Но ведь кто-то остался? Солженицын, Аксёнов, Ерофеев…я, наконец. А сами-то вы как тут, извините?

    Новодворская. Кто-то должен войти на Голгофу.

    Познер. Странно, но мне казалось, что период репрессий закончился, пора, наконец, извините за банальность, «перековывать мечи на орала», что-то созидать.

    Новодворская. Что можно созидать в стране, где затыкают рот глашатаям свободы?

    Познер. Да кто затыкает-то? По-моему, наоборот, говорят все, кому не лень. Речь о том, чтобы как-то регулировать этот неуправляемый поток.

    Новодворская. В этом потоке тонет голос совести нации. А совесть нации – это правозащитники. Только защищая права, можно надеяться, что у нас появится правовая культура.

    Познер. Наконец то! В вашем понимании культура — это правовая культура в первую очередь, да?

    Новодворская. Культура всегда была глотком свободы в душном каземате тирании и произвола. Только протест против тоталитаризма рождает культуру. Любой культурный человек — это диссидент в империи зла.

    7

    Познер. Да, да, конечно. Как-то это немного однобоко, на мой взгляд… Не знаю… А вы, Ирина Мацуовна, как считаете? Я что-то совсем замучился. Тону в водовороте политических противоречий. Помогите. Есть у нас культура, стоит она того, чтобы за неё бороться? Что вообще происходит, объясните мне русским языком.

    Жириновский. Нашёл самую русскую! Она же наполовину эскимос!

    Хакмада. А сам–то!

    Познер. Хватит! Ша! Что вы тут, правда… Еврей, педераст… Какая разница! Все хороши, у всех не слава богу! Пусть молодой политик и бизнесмен ответит по поводу культуры. Прошу, Ирина, не отвлекайтесь.

    Хакамада. Я вот слушала, и тоже, честно говоря не могла понять: о какой культуре мы ведём речь? Мы живём в обществе, где отсутствует элементарная культура потребления. Культурное общество – это экономически сильное общество, в котором существует стабильная финансовая основа, на которой может развиваться бизнес. И только вслед за этим возможен какой-то культурный уровень. Все носители мировой культуры – это удачные в экономическом смысле страны.

    Познер. Но, извините, мне кажется всё наоборот: сначала это были страны с передовой культурой, из которых потом выросла эта самая удачная экономическая модель.

    Хакамада. Это обычное заблуждение. Для того, чтобы культура развивалась, нужен массовый потребитель массовой культуры. А ещё должны быть богатые люди, бизнесмены, меценаты, способные вкладывать деньги в культуру. Много сможет натворить голодный художник?

    Познер. Ирина Мацуовна, но должен заметить, что бытует мнение о том, что как раз сытый художник мало на что годен…

    Иерей. Нельзя служить Господу и мамоне.

    Хакамада. Обычное враньё.

    Иерей. Как враньё?! Господи, помилуй нас грешных! Не ведают, что творят.

    Хакамада. Будет богатая страна, будет и культура. Кто девушку ужинает, тот её и танцует.

    Познер. Как-то странно это звучит. Может, стоит сначала озаботиться тем, чтобы вкладывать в культуру средства, сделать её «богатой», тогда и страна будет богаче?

    Хакамада. Кто будет вкладывать? Где взять деньги? У нас на поддержку малого и среднего бизнеса денег нет, а уж на культуру? Где вы такого дурака найдёте?

    Познер. Это вопрос к вам, господин министр. Верно рассуждает госпожа Хакамада? Всё дело в деньгах?

    Кудрин. Скорее не в деньгах, а в правильном и целевом использовании финансовых потоков.

    Познер. И как обстоит дело с культурой? Её хоть немного омывает этот поток?

    Кудрин. Вопрос стоит на постоянном контроле. Если принятый думой закон пройдёт согласование в Верхней палате, и не будет отправлен на доработку или переработку, то мы изыщем средства, необходимые на эти цели.

    Познер. То есть никаких проблем не возникнет?

    Кудрин. Нет, если не возникнет противоречия между структурами исполнительной и законодательной власти.

    Познер. А если такие противоречия возникнут?

    Кудрин. Значит, придётся создавать согласительную комиссию по урегулированию возникших противоречий.

    Познер. И пока они будут договариваться, денег не будет?

    Кудрин. Мы не имеем права распоряжаться бюджетными средствами бездумно. Дума потому и принимает регулирующие законы, которые определяют стратегию работы правительства.

    Познер. Нет, это замкнутый круг какой-то! Я правильно понимаю, что деньги будут, если все договорятся?

    Кудрин. Правильно.

    Познер. Слава Богу!

    Иерей. Главное — молиться и не отчаиваться, как умолила бедная вдова судью неправедного.

    Кудрин. Если не возникнет непредвиденных обстоятельств.

    8

    Познер. Помилосердствуйте, отец родной! Мы живём в стране, состоящей из непредвиденных обстоятельств! Кто же внесёт, наконец, ясность?

    Жириновский. Я сейчас внесу ясность. И не перебивать меня, а то всех вынесут! Тут, на этом шоу, культурных — только я и поп, но он не в счёт. Их отделили от государства, теперь они не при делах, пусть молятся. Всех коммунистов, вместе с Шандыбиным, и их главным уродом – на кладбище…

    Познер. Это уж как-то…

    Жириновский. …дать им в руки по лопате, и пусть закапывают своего идола, вместе с пирамидой. Авось надорвутся и подохнут.

    Шандыбин. Да я тебя, контра…!!!

    Жириновский. Держите его в руках. Новодворскую, Хакамаду и эту дуру – вон из страны, только у Хакамады деньги отнять наворованные…

    Арбатова. Скот!

    Хакамада. Фашист!

    Новодворская. Фильтруй базар, вертухай!

    Жириновский. …и пускай мотают в какую-нибудь Швецию. Там и бизнес, там и протестанты всякие, и лесбиянок, как грязи. Всякой твари по паре, пусть уматывают.

    Познер. Ну а Министр Финансов?

    Жириновский. Его дело маленькое. Считать умеет, вот пусть и считает. Лишь бы не обсчитался, когда я стану президентом… (В студии раздаются смешки)

    Познер. (улыбаясь) Это мы уже слышали, Владимир Вольфович.

    Жириновский. Да, да! Когда стану президентом, то вы у меня все улыбаться перестанете однозначно. (все и правда перестают)

    В студии появляется министр культуры Швыдкой. Познер, с облегчением переводя стрелки на вновь прибывшего:

    А вот вас то мы и ждали. Проходите, душечка, садитесь. У нас тут страсти разгорелись нешуточные….

    Швыдкой. (садится, приятно улыбаясь) Извините за опоздание, спешил как мог…По какому поводу страсти?

    Познер. По поводу вашей культуры, господин министр.

    Швыдкой. (удивлённо) Моей?!

    Познер. Ну не лично вашей, а Российской.

    Швыдкой. (участливо) А что с ней случилось?

    Познер. Ходят слухи, что мы её теряем и можем потерять совсем.

    Швыдкой. И правда похоже на слухи. Нельзя верить слухам.

    Познер. Вот, говорят, что денег на культуру нет, и может не будет, потому что она не очень – то и нужна. Не слыхали о таком?

    Швыдкой. Нет, не слыхал. А кто это говорит?

    Познер. Ирина Мацуовна.

    Швыдкой. Странно. Мы с Ириной всегда понимали друг друга. Она обычно всё правильно говорит. Видно это вы её не так поняли.

    Познер. Владимир Вольфович хочет диктатуру установить. Свою.

    Швыдкой. Владимир Вольфович большой талант. Он иногда переигрывает, но большого ума человек, и актёр отменный.

    Познер. Шандыбин жалуется на стриптиз и говорит, что раньше было лучше.

    Швыдкой. Я его понимаю. Несмотря на многие беды и испытания, в тяжёлое для страны время в культурной жизни было много интересного и значительного. Из песни слова не выкинешь. А к стриптизу он привыкнет, это дело наживное.

    Познер. Арбатова считает, что женщин мало в культуре.

    Швыдкой. Я тоже так считаю. Маша просто прелесть. Верно заметила. Чем больше будет женщин, тем лучше. И в культуре тоже. Это, несомненно.

    9

    Познер. Госпожа Новодворская считает, что вся культура уехала на Запад, а тут из культуры только русский шансон остался.

    Швыдкой. Она боец, наша милейшая госпожа Новодворская. Склонна к сильным эффектам. Не признаёт полутонов. Она вроде Ван-Гога. Без таких, как она, мир пребывал бы в полусне, такие, как она нужны. Пусть она нас поругивает, пусть. Это только на пользу. Баловать художника тоже не стоит. Надо и пожурить, чтобы шевелился.

    Познер. (устало и безнадёжно) Министр Кудрин может денег не дать.

    Швыдкой. Да даст чего-нибудь… Культура наша – она двужильная. Сейчас не даст, а завтра даст. Потерпим, если надо, мы народ битый.

    Познер. Представитель Патриархии…

    Швыдкой. Согласен. Культура – это святое. По их молитвам всё и утрясётся. Верую несомненно – с нами Бог.

    Познер. Вы – выдающийся человек.

    Швыдкой. Обыкновенный культурный человек, ничего особенного.

    Познер. Вы явно на своём месте. Лицо нашей культуры, если позволите.

    Швыдкой. Ну какое есть.

    Некоторая суета. Познер призывает знаком к молчанию.

    Господа! Уважаемые телезрители! Мы не были до конца уверены, но сейчас я могу открыть вам обещанную тайну. Президент России – Путин Владимир Владимирович!

    Путин появляется со своей озабоченной полуулыбкой, садится, пожимает руку Швыдкому, кивает Хакамаде, сидящей с другого боку.

    Познер. Хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за то, что вы смогли найти время и принять участие в нашем круглом столе.

    Путин. Я вам тоже признателен за приглашение.

    Познер. Владимир Владимирович! У нас сегодня дебаты по поводу одного из очень важных для страны вопросов…

    Путин. О борьбе с международным терроризмом?

    Познер. Н-н-ет, не совсем… О культуре.

    Путин. Странно. Но ничего, пусть будет так. Слушаю.

    Познер. Нам бы хотелось знать ваше мнение по поводу думского закона.

    Путин. Конкретнее.

    Познер. Владимир Владимирович, как вы считаете, является ли вопрос о культуре тем вопросом, который имеет первостепенное значение в наше трудное время? Или есть более важные вопросы?

    Путин. Понял. Буду краток. Отвечаю: вопрос культуры для России всегда будет в числе приоритетных вопросов, наряду с такими вопросами как обороноспособность, экономика и здравоохранение. Несомненно, что здоровье нации определяется не только экономическими и физическими показателями, но и духовная составляющая играет здесь немалую, прошу особенно обратить на это внимание, а порой и основополагающую роль. В этом смысле мы не можем пустить на самотёк этот важнейший фактор стабилизации настроений в обществе. Я ответил на ваш вопрос?

    10

    Познер. В целом – да, но вот только…

    Путин. (хмурится) Что-то не так?

    Познер. Нет, нет! Всё так! Владимир Владимирович, а можно быть уверенным, что независимо от возникающих в обществе разногласий…

    Путин. Есть разногласия?

    Познер. Ну, они всегда есть…

    Путин. Не знаю, не помню, чтобы у меня были с кем-то разногласия.

    Познер. Конечно, конечно. Владимир Владимирович, позвольте в лоб?

    Путин. В каком смысле?

    Познер. В смысле финансов, только в этом смысле. Деньги на культуру найдутся?

    Путин. А кто-то сказал, что их нет?

    Познер. Вот Кудрин не уверен.

    Путин. Правда? (внимательно смотрит в глаза Кудрину) Не замечал за ним такого. Будут деньги, господин министр?

    Кудрин. Будут, Владимир Владимирович.

    Путин. Видите – будут. Я ответил на ваш вопрос?

    Познер. Большое спасибо, большое спасибо и за ответ, и за культуру. Наконец-то появилась определённость, а то Жириновский нам тут такого напророчил, что просто мороз по коже.

    Путин. Как интересно. И что именно?

    Познер. Пусть сам скажет.

    Жириновский. (с угрюмым вызовом) Я говорил, что России нужна сильная рука, тогда порядок будет и в культуре тоже.

    Путин. По-моему, очень правильно. (к Познеру) А что конкретно ВАС в этом тезисе не устраивает?

    Познер. Всё устраивает. Теперь всё устраивает. Абсолютно всё.

    Путин. Ну и славно. Извините, но мне пора. Надеюсь, что я смог внести скромный вклад в становление культуры нашего демократического общества. Благодарю за внимание, меня ждёт международный терроризм и несговорчивые олигархи.

    Познер. Несомненно, несомненно…. Спасибо вам, извините… (замечает, что Путин уже ушёл) Вот и всё. Мне кажется, что наши частные мнения остались только мнениями. Стоило огород городить…

    Швыдкой. Владимир Владимирович – исключительно культурный человек. Не побоюсь этого слова – великий человек. Во всех смыслах.

    Иерей. Богом данная власть. Помазанник.

    Жириновский. Бесспорно, тоже сильная личность. Я и Путин – остальные отдыхают.

    Арбатова. Редкий экземпляр. Исключение из правил. Жаль, что мужчина, но в наше время ошибку природы можно исправить.

    Познер. Ещё кто-нибудь хочет высказаться? Смелее, он уже уехал.

    Шандыбин. Я не понял, ведь закон ещё не приняли…

    Новодворская. Приняли, разуй глаза! Только что всё приняли! Боже, меня трясёт от этой страны! (бубнит в тихой истерике) Застенок, каземат, палачи, душегубы, краснопогонники, волки позорные, волки, волки…!

    Хакамада. Меня тоже трясёт.

    11

    Кудрин. (вполголоса) Меня тоже. Где я возьму денег на эту культуру, будь она неладна? Меня Грефф зароет.

    Познер. Значит заканчиваем. Итоги подводить незачем. Всем всё ясно. Спасибо, господа. (про себя) Странно, но меня тоже трясёт.

    Занавес.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.