Протесты во Франции

МОЛОТ Форумы БЕЗ РУБРИКИ Протесты во Франции

В этой теме 3 ответа, 1 участник, последнее обновление  Arc 1 день, 5 час. назад.

Просмотр 4 сообщений - с 1 по 4 (из 4 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #11769

    Arc
    Модератор

    После очередного дня столкновений движение «Желтых жилетов», видимо, прочно вписалось в историю конца 2018 года, приняв при этом более мрачный, но и более решительный характер.

    Усталость после нескольких недель протестов на наших глазах превращается в глухую ярость, чьи выплески становятся лишь жестче. Как бы то ни было, в этом так называемом социальном движении к демонстрантам, которые отчаянно пытались заставить прислушаться к себе власти, презрительно смотрящие в их сторону, присоединились экстремисты (по большей части, радикальные антифа из «черных блоков»). Их единственная цель — разрушение. Однако очень важно не ошибиться с толкованием и борьбой. Если не считать ущерб со стороны этого меньшинства, которое необходимо задержать и отдать под суд, на кону сегодня стоит достоинство. Достоинство тех, кто трудится, но видит ухудшение их жизненных условий. Достоинство тех, кто беспокоятся о своем будущем и будущем своих детей. Достоинство тех, кто всю жизнь платил налоги и чья пенсия сегодня становится все меньше. По сути дела, «желтые жилеты» — всего лишь французские граждане, которые требуют, чтобы власть выполняла свою главную роль: защитила нацию.

    Но правительство Макрона отвечает на эту волну гнева издалека, критикой, презрением. С высоты своего Капитолия президент принял такое решение: ничтожества ничего не поняли. Хотя в том, что касается понимания и умения видеть действительность, ошибается на самом деле французское руководство. Когда «желтые жилеты» говорят о налогах, покупательной способности и будущем, шеволежеры президентского большинства отвечают им рассуждениями об экологии и рентабельности. «Макрон, как долго ты будешь испытывать наше терпение?» — задался бы вопросом современный Цицерон при виде такого унижения. Из сцен насилия, которые без конца комментируют по телевидению пораженные представители президентской партии, следует только одно: презрение. Это чувство стало настоящим символом президентского срока Макрона. Глава государства, который с самого начала представлял себя жрецом либерализма и возводил в ранг кумира Германию (он до сих пор отказывается замечать ее структурные слабости), без конца принижал французов. Простите, не всех французов, а только народ. Все мы прекрасно помним, что если мы хотим найти работу, достаточно просто перейти улицу. Когда министры говорят об «оскорблении Республики», им стоило бы вспомнить, что это суверенный народ привёл их к власти и что они (хочется им того или нет) были и остаются его слугами.

    Судьбе не чужда ирония, и когда Макрон с триумфом заявил в Доме Латинской Америки в разгар дела Беналлы «Пусть приезжают за мной», его явно услышали. Наверное, наш августейший президент тем вечером был не в себе. Прошло шесть месяцев. Осенью начал накапливаться гнев. Он вызрел в настоящую протестную волну и обернулся взрывом, как писал философ Петер Слотердайк с (Peter Sloterdijk) в книге «Гнев и время». Макрон допустил семантическую ошибку: ему противостоят не те, кто ничего собой не представляет, а те, у кого ничего нет. «Желтые жилеты» — это в первую очередь французы, которым больше нечего терять из-за невыносимо тяжкого налогового бремени. Попустительская политика, которая говорит о базовой политической тактике, свидетельствует о его явном провале. Отказываясь отвечать на настоящий вопрос (речь не идет об экологии, которая возводится в статус морализаторской и карающей догмы), сидящее высоко на своем Олимпе правительство допускает ошибку. Исторические параллели с 1788 и 1934 годом или какой-то другой датой, не имеют в данном случае особого смысла: одни причины чаще всего ведут к одним и тем же следствиям. В любом случае, одно можно утверждать совершенно точно: правительство не в состоянии играть роль защитника народа. Можно даже сказать, что сегодня ситуация еще хуже: правительство не только не защищает народ, а презирает его. Если хлеба нет, пусть тот ест биотопливо!

    Требования протестующих

    В сфере экономики и труда протестующие хотят:

    1. Созвать всенародные сборы для осуществления реформы налогообложения, а также на государственном уровне запретить налоги, превышающие 25% от состояния гражданина.

    2. Повысить минимальную зарплату, пенсию и прожиточный минимум на 40%.

    3. Создать новые вакансии в сфере здравоохранения, образования, общественного транспорта, правоохранительной сфере, чтобы инфраструктура Франции функционировала должным образом.

    4. Начать строительство 5 миллионов единиц доступного жилья и таким образом обеспечить снижение аренды, ипотеки, а также создать новые рабочие места в строительной сфере. Строго наказывать мэрии и областные администрации, по вине которых бездомные остаются на улицах.

    5. Аннулировать внутренний долг.

    В политической сфере:

    1. Изменить конституцию в интересах полновластия народа и позволить проводить референдумы по инициативе народа.

    2. Запретить лоббирование и схемы воздействия. Запретить лицам, у которых есть судимость, пожизненно занимать выборные должности и запретить занимать несколько выборных должностей одновременно.

    3. Выйти из состава Евросоюза и вернуть Франции политический, финансовый и экономический суверенитет.

    4. Прекратить избегать налогов и вернуть 80 миллиардов евро, которые задолжали государству 40 крупнейших компаний. Остановить приватизацию и вернуть в государственную собственность уже приватизированы аэропорты, железные дороги и автострады, парковки и так далее.

    6. Демонтировать с дорог радары и камеры, которые «не помогают предотвратить ДТП, а являются завуалированным налогом».

    7. В национальной системе образования: исключить из образования идеологию и просмотреть деструктивные и дискредитированы методики обучения.

    8. В сфере юстиции: увеличить бюджет в 4 раза и предусмотреть в законах максимальное время ожидания для юридических процедур, сделать судебную систему более простой, а правосудие – общедоступным и бесплатным.

    9. Сделать СМИ общедоступными, запретить пропаганду. Прекратить субсидировать СМИ и предоставлять налоговые льготы для представителей масс-медиа, а также отказаться от «кумовства» между СМИ и политиками и разбить медийные монополии.

    10. Внести в конституцию полный запрет на вмешательство государства в сферу образования, здравоохранения и институт семьи.

    В сфере окружающей среды и здоровья:

    1. На законодательном уровне обязать производителей техники продлевать срок годности минимум до 10 лет, и сделать так, чтобы у них в наличии были запчасти.

    2. Наложить запрет на производство и оборот пластиковой посуды и упаковки, которая засоряет окружающую среду.

    3. Организовать всенародный съезд по реформе здравоохранения и ограничить влияние фармацевтических компаний на систему здравоохранения.

    4. В сфере сельского хозяйства: отказаться от ГМО, пестицидов, которые могут вызвать развитие раковых заболеваний и патологии эндокринной системы, также запретить использовать сельскохозяйственные угодья без ротации посевов.

    5. Путем проведения новой индустриализации страны отказаться от импорта, который причиняет вред экологии.

    В сфере геополитики:

    1. Выйти из состава НАТО и запретить использование армии Франции в агрессивных войнах.

    2. По французско-африканским отношениям: отказаться от политики грабежа, военного и политического вмешательства. Вернуть африканскому народу нечестно полученное имущество и средства диктаторов, возвращение на родину французских войск. Устранить колониальную систему, из-за которой африканские страны вынуждены хранить валютные запасы во французском центробанке и находиться в состоянии бедности. Вести переговоры на равных.

    4. Остановить поток мигрантов, на принятие и интеграцию которых у Франции нет средств.

    5. Во внешней политике: уважать международное право и подписанные соглашения.

    #11828

    Arc
    Модератор

    На этой неделе я собираюсь открыто поднять два неприятных и деликатных вопроса, ответы на которые едва ли добавят мне друзей и, наверняка, наделают мне врагов, хотя от их недостатка и так не страдаю.

    Первый обсуждается многими другими людьми: неужели Макрону пришел конец?

    Второй, как ни странно, по всей видимости, задаю лишь я: не получилось ли так, что французские правые (по крайней мере, их идеи) остались в дураках по мере развития кризиса «желтых жилетов»?

    На первый вопрос я могу ответить лишь утвердительно. Разумеется, фактор времени нельзя сбрасывать со счетов. Вполне вероятно, что президент сможет добиться передышки, сумеет с помощью общенациональных дебатов получить поддержку, чтобы успокоить желтую волну. В какой-то степени. Отметим, что в историческом плане задействование «жалобных книг» не сулит ничего хорошего тому, кто хочет спасти свою шкуру в политике.

    Отметим еще и то, что дебаты могут оказаться не такими уж большими и плодотворными, поскольку, как уже отметили многие, на них не будут подниматься проблемные для левых вопросы, от однополых браков до условий для абортов. Главное же — это то, как загнанный в угол в декабре президент перевел вопрос иммиграции из основных во второстепенные. При этом, по данным декабрьского опроса, он представляет собой главный источник тревог для европейцев в целом и французов в частности. Этот тотем левых все еще остается запретной темой…

    И все-таки давайте сейчас всерьез рассмотрим вероятность того, что Эммануэль Макрон найдет в дебатах спасение, учитывая при этом в уравнении, что недопустимые агрессивные выходки как в отношении полицейских, так теперь еще и журналистов, никак не отражаются на популярности «желтых жилетов» (не будем судить о справедливости этого факта) и не толкают напуганных французов в объятья президента.

    По последним данным, новая инициатива главы государства почти не отразилась на его рейтингах. Внезапно растерявший народную любовь президент никак не может вернуть ее вне зависимости от того, что он делает или говорит. Должен сказать, что лично я, как его критик с самых первых дней, считаю все это избыточным: нынешняя буквально физическая ненависть слишком уж далека от оправданного политического порицания.

    В любом случае, можно назвать лишь иллюзорными надежды на то, что вызывающий такую ненависть человек сумеет вновь собрать людей под своими знаменами и внезапно стать воплощением порядка и безопасности, подобно одному из его предшественников в июне 1968 года. Тот был по-настоящему великим политиком, и в его время (прошу простить меня за эвфемизм) медийная среда была куда более спокойной и рациональной.

    Наконец, в истории нашей страны и тем более почти аристократической V Республики нет примеров того, чтобы кто-то попал из Капитолия на Тарпейскую скалу, скатился с Олимпа в Аид, и после этого вернулся в сияющем ореоле славы, как ни в чем не бывало.

    Наш король-солнце сначала всячески культивировал царственную отстраненность, а теперь решил сделать ставку на покорное смирение.

    Как я уже писал, у толпы, как физической, так и медийной, животная сущность: если она почуяла страх и кровь, то уже не выпустит жертву. Особенно если та падает с небес на землю.

    То есть, все — вопрос времени, радостно это для вас или печально.

    Что касается второго вопроса, то есть обмана идей правых, тут я не могу похвастать многочисленной компанией. Тем не менее это не причина не задавать его, особенно если вы ощущаете свою правоту.

    Я хочу сказать, что в том состоянии, к которому пришло желтое движение (если его вообще можно рассматривать как движение в связи с его неоднородностью, а также физической и медийной полифонией), я не вижу никаких предпосылок для реализации ключевых идей правых в сфере экономики, культурной идентичности и общественного порядка.

    Хотелось бы отметить, что изначально источником этого движения казалась французская глубинка, простые трудяги, которые устали от налогов и вида тех, кто не работает, но может жить не хуже них благодаря субсидиям. Добавлю, что многие из этих выведенных из равновесия людей в социальном и культурном плане не чурались лозунга «Мы у себя дома!»

    Они оккупировали площади, но не делали из насилия политическую цель или средство.

    Сейчас, когда я пишу эти строки, мне кажется (я все же воздержусь утверждать, поскольку мои наблюдения подвержены идеологическому воздействию информационного сита), что это движение перестало быть периферическим, вобрало в себя немало профессиональных «право имеющих», а также, как ни странно, задвинуло в сторону опасения касательно культуры и идентичности.
    Наконец, в нем набирает обороты агрессия в отношении полицейских, а теперь еще и журналистов. Причем доходит даже до призывов к насилию в ответ на действия полиции и нечистоплотность прессы (подобные факты в некоторых случаях подтверждаются, однако все равно не могут служить оправданием).

    Но вернемся к идеалам правых. В экономическом плане, изначальное протестное движение было направлено против налоговой истерии: она просто не могла не настроить против себя правых, как либералов, так и сторонников вмешательства государства. Теперь же в результате странного идеологического волшебства дебаты поднимают вопрос восстановление налога на состояния, формирование новой системы подоходного налога, ужесточение прав наследования и сохранение жилищного налога для значительной части семей.

    Все это, по умолчанию, не должно вызывать эйфории среди правых.

    Что касается культурной идентичности и иммиграции, правительству, как уже отмечалось выше, удалось вытеснить этот экзистенциональный вопрос из первых рядов, не вызвав при этом вспышки народного гнева. Виной тому, без сомнения, стало молчание правых политиков. И они еще будут жестоко раскаиваться. То, что сейчас «Национальному объединению» удается извлечь для себя большую выгоду из ситуации, чем «Непокорной Франции», не должно создавать иллюзии и искажать перспективу. Не стоит путать нынешнюю электоральную ситуацию с силой идей, которые меняют привычные условия.

    Наконец, остается вопрос общественного порядка. Именно он в первую очередь характеризует дух правых демократов, которые напирают на уважение к всеобщему голосованию и безопасности граждан, в том числе стражей правопорядка. Дело в том, что те представляют собой один из последних заслонов на пути городского варварства.

    Стоит отметить, что некоторые представители правых потеряли связь с духом и идеями, попытавшись оправдать насилие неловкостью и высокомерием власти.

    В любом случае, в культурном обществе неприятие не должно превращаться в злобу, а решительное противодействие — в физическую ненависть.

    На фоне всех этих тревожных неопределенностей, в том числе на уровне политического предложения, следует сохранить холодную голову, выступать за терпение и осторожность.

    Особенно если вашему противнику, как вам кажется, крышка, но и вы сами боитесь остаться у разбитого корыта.

    #11829

    Arc
    Модератор

    Ушедший 2018 год преподнес нам немало сюрпризов. «Кому это «нам»?— спросите вы. — Быть может, вам?» Нет, нам всем: бедным, богатым, со званиями и без, военным, политикам, художникам и так далее. Хотя по большей части все сводится к тому, есть у вас деньги или нет.

    Богатство и бедность — единственный значимый критерий в третьем тысячелетии с рождения Христа, в котором пока прошло чуть более 18 лет. Его конец нам явно не суждено увидеть. Остается еще 981 год и 11 месяцев. К тому моменту все мы уже давно умрем.

    Одни уйдут в мир иной в окружении близких, детей, кошек, собак и птиц. Другие же — в одиночестве, как брошенные псы. Разумеется, у некоторых на дворе сейчас уже 6000 год или даже больше, однако тут, как и с числом демонстрантов, есть официальные цифры и все остальные.

    Так что давайте ограничимся XXI веком, потому что его проще представить себе, чем некое тысячелетие. Прошло уже 18 лет из 100, за девять дней до того момента как я выбиваю на черном пластике клавиатуры давно уже кем-то написанные фразы… XXI век, который будет духовным или нет… Кроме того, тем, кто родится сейчас, нужно будет продержаться до его конца 81 год. Мужайтесь!

    Отметим, что если верить тому, что происходит перед нашими удивленными глазами, поразительные преобразования, судя по всему, выставляют напоказ общепринятые «ценности» как среди оборванцев, так и среди элиты. У нас пока еще нет духовности и дзена на всех уровнях, но кто знает..

    Мыслительные схемы, которые навязываются народу алчными ублюдками, состоящими на службе у горстки жадных прохиндеев, начинают работать вхолостую. Благонамеренная псевдо-демократия окончательно отбросила рациональность и становится причиной текущей катастрофы (особенно во Франции после того, как власть в стране доверили банкирам).

    Общий развал

    Египет, Рим, Майя… Все эти империи исчезли так же быстро, как появились. Разве в 1980 году кто-то мог подумать о развале СССР — мощной тоталитарной машины, отправившей на смерть и в лагеря всех своих оппозиционеров (от 20 до 40 миллионов)?

    «В период своего существования СССР был самой большой страной мира (22 402 200 кв.км). Кроме того, он был одной из самых разнообразных стран: более сотни национальностей, около 60 языков и пять религий. Советский Союз насчитывал 288 миллионов человек в 1990 году».

    Можно сказать, что та Европа, которая существует в воображении кричащих об экономии политиканов, уже мертва и похоронена. Как никогда коррумпированная система ЕС чахнет и буксует. Все это больше не работает, за что нужно благодарить Макрона, который, судя по всему, был «выбран», чтобы против собственной воли повлечь катастрофу для мира. В любом случае, для его мира.

    Нельзя делать вид, что управляешь страной, если тебя настолько ненавидит народ, который ты вроде бы должен представлять. Если он хочет доработать до конца срока, ему придется поумерить мальчишеские амбиции переоценившего себя хвастливого подростка.

    Тоталитарная Европа, которую представляют себе упадочные гуру с острыми клыками, никогда не появится на свет, не переживет стадию куколки. Она заплесневеет, а не превратится в бабочку с яркими крыльями. Не будет «европейского народа» по типу советского.

    Если судить по последним событиям, план Терезы Мэй по одурачиванию большинства, видимо, разлетится вдребезги, а Брексит без сделки (за что, собственно, и голосовали на референдуме) отправит в мусорную корзину «лучший возможный план», по мнению Макрона, аналог предательства Саркози в 2005 году.

    Италия в лице Маттео Сальвини недавно заявила, что Макрон руководит страной «против народа» и лишь способствует движению «желтых жилетов», не желая ни в чем уступать.

    С другой стороны Атлантики американская администрация недавно понизила дипломатический статус ЕС, сделав брюссельского посла таким же простым участником, как и представителя африканской делегации. Если конкретнее, его переместили с 27 на 173 место в протокольном списке, позади посла Франции. Вот, что пишет «Фигаро»:

    «Посол ЕС в Вашингтоне был понижен до ранга главы делегации, о чем официально его даже не проинформировали. Дэвид О’Салливан (David O’Sullivan), ирландский ветеран Европейской комиссии, который работает в Вашингтоне вот уже более четырех лет, случайно обнаружил, что его звезда в американской столице померкла. Во время церемоний в память о покойном президенте Джордже Буше, которые прошли в Капитолии в начале декабря, его имя оказалось на 173-м месте вместо прежнего 27-го, сразу же после посла Франции Жерара Аро (Gérard Araud)».
    Другими словами, Юнкеру и 27 гномам есть о чем задуматься. Он всегда сможет закончить на дне бутылки или же улететь с инопланетянами, так как, похоже, он хорошо с ними знаком.

    Тем временем во Франции министры, отчаянно цепляющиеся за отживший свое статус (они прекрасно понимают, что в связи с их «выдающейся» квалификацией они вполне могут оказаться на улице), во главе с премьером не придумали ничего лучше на фоне нынешних протестов, как заявить о мобилизации не менее 80 000 сотрудников сил правопорядка для готовящейся девятой акции «желтых жилетов».

    Этот кошмар наяву для элиты вопреки всем ожиданиям не собирается сдавать позиции и даже вновь набирает силу с января.

    Массовые репрессии представляются последним средством против своенравных «желтых жилетов». Этот бунт некоторые называют делом рук ротшильдо-соросовских демонов-рептилоидов, которые стремятся уничтожить любые порывы к народной независимости и народной идее. Этот ужас отдает зловонным потом из глубины веков, несмотря на все прогрессивные меры, которыми украшен фронтон здания нашего «века просвещения».

    Это цитрусовое движение подобно лакмусовой бумажке и выманивает из леса волков, выставляя на всеобщее обозрение их скрытое варварство. Под низкопробным социальным лаком разоблаченной элиты скрывается липкая масса, которая сразу расползается под воздействием кислорода правды и выставляет напоказ низость ее чувств. Она готова на все ради сохранения своих бесстыдных привилегий, но делает это с изяществом клеща под микроскопом. Или же взбесившегося сторожевого пса.

    Всеобщее безумие

    Получается Виши 2.0. Видя, что стандартная лающая пропаганда не только не дает ожидаемых результатов, но и производит совершенно противоположный эффект, элита буквально срывается с цепи. Некоторые требуют составить список тех, кто оказал помощь боксеру, и записать их в террористы.

    Другие начали сбор средств для пострадавших полицейских после того, как «желтые жилеты» выступили в поддержку боксера-мстителя Кристофа Деттингера (Christophe Dettinger). Всего за 24 часа на его имя было перечислено 110 000 евро, однако этот сбор был заблокирован макронистами, которые буквально потеряли голову при виде такой нежданной щедрости грязных мужланов.

    Нет сомнений, что если бы все быстро не прикрыли, сумма дошла бы до миллиона! За считанные минуты Деттингер заработал бы больше, чем за любой бой на ринге. Только вот если можно раскрыть список спонсоров боксера, хотелось бы увидеть и тех, кто перечислил пожертвования полицейским: нужно же убедиться, что эти весомые субсидии не призваны лишь одурачить общественное мнение.

    Кто-то даже призывает пустить в ход оружие. Некий философ Люк Ферри (Luc Ferry) требует от солдат «четвертой армии мира» воспользоваться, наконец, оружием и стрелять на поражение, чтобы остановить эти мерзости. Конечно, после устроенной над ним расправы в СМИ он все же дал задний ход и сказал, что имел ввиду несмертельное оружие…

    Однако в руках поборников «порядка» даже оно может оставить людей без зубов и глаз или даже привести к «случайным» смертям…

    Таким образом, если верить официальным цифрам, в субботу против 50 000 «желтых жилетов» отправят 80 000 вооруженных до зубов полицейских. 1,6 «робокопа» на одного «жилета».

    Раз с ними нельзя разобраться как с Хашогги, на каждых двух демонстрантов будет приходиться около трех полицейских. Ждем новостей от «БФМ-ТВ», «Си-Ньюз» и прочих прогнивших каналов. Учитывая, что всех «жилетов» досконально обыскивают, отбирая маски, защитные очки или любые другие потенциально «опасные» предметы, если все пройдет «хорошо», подавить восстание будет несложно.

    Как только всех «жилетов» поймают и отправят в тюрьмы (даже если для этого придется построить новые — в конце концов, строительной отрасли необходима поддержка), Филипп и Макрон смогут спокойно провести зиму и зализать раны весной. Нам же остается лишь пожелать им всего самого худшего

    #13611

    Arc
    Модератор

    Движение «жёлтых жилетов» подтверждает, что основанная на централизации политическая и бюджетная система Франции заставляет народ думать о том, что его бросили на произвол судьбы, и подталкивает его к мятежу. В связи с этим её необходимо реформировать, высказал своё мнение «Монд» экономист Андре Сапир. Он выделил три актуальных отличия французской системы от систем ее европейских партнёров.

    «Желтые жилеты»: государственная система Франции способствует бунту против её главы (Le Monde, Францция)

    Андре Сапир (André Sapir)

    Многие зарубежные экономисты, которые наблюдают за движением «жёлтых жилетов», считают Францию страной мятежников, неуправляемой страной. Как бы то ни было, особенность Франции кроется, скорее, в её государственной системе, у которой имеется несколько отличий от системы её европейских партнёров. Три из них кажутся мне особенно актуальными в нынешних условиях.

    Первая особенность касается политического режима. Франция образца V Республики уникальна своей персонализацией власти. Она — не парламентская демократия, в отличие от большинства других европейских стран. Разумеется, в ней есть Палата депутатов и Сенат, как и в прочих государствах, однако партии играют в ней совершенно иную роль. Во Франции партия большинства — это президентская партия. Вчера «Объединение в поддержку Республики» было партией Жака Ширака, а Соцпартия — партией Франсуа Миттерана. Сегодня «Вперёд, Республика!» представляет собой партию Эммануэля Макрона и полностью равняется на него. В других странах история великих партий чётко отделена от их лидеров. ХДС не является партией Ангелы Меркель, а Консервативная партия не принадлежит Терезе Мэй.

    Второе отличие французского государства касается роли организаций-посредников, в частности профсоюзов. Франция выделяется самым низким показателем членства людей в профсоюзах среди крупнейших европейских стран. В 2015 году он составлял 36% в Италии, 25% в Великобритании, 18% в Германии, 14% в Испании, 12% в Польше и всего 8% во Франции. А нынешняя практика лишь ещё больше ослабляет роль профсоюзов в урегулировании социальных конфликтов.

    Персонализация власти

    Третий момент касается территориальной организации. Франция — крупнейшая страна Европейского союза: 550 000 км2 против 499 000 у Испании, 349 000 у Германии, 304 000 у Польши, 294 000 у Италии и 242 000 у Великобритании. В то же время из шести грандов ЕС она обходит по плотности населения только Испанию: 119 человек на квадратный километр против 236 в Германии и 275 в Великобритании.

    Такая ситуация все серьёзно осложняет, но делает как никогда необходимой должную организацию территории для обеспечения единства. Ключевым словом в этом процессе должна стать децентрализация. Франция же — самая централизованная из всех европейских стран. По данным ОЭСР, на местные и региональные власти во Франции приходится всего 20% государственных расходов против 50% в Испании, 47% в Германии, 32% в Польше, 30% в Италии и 26% в Великобритании.

    Неутешительный вывод. Государственная система Франции способствует восстанию против её лидера. Её власть — самая централизованная и персонализированная среди всех крупных европейских стран. Персонализация власти, а также слабость парламента (там доминирует одна партия, которой управляет один человек) и незначительная роль посреднических организаций создают ситуацию, когда у граждан не остаётся иного выбора для выражения недовольства кроме уличных протестов с требованием отставки президента.

    Большая территория страны, невысокая плотность населения и излишняя централизация государственных расходов приводят к тому, что граждане (за пределами больших городов) считают себя брошенными на произвол судьбы властью, которая не в силах сохранить территориальное единство с помощью эффективных местных служб. Именно эти граждане сегодня заявляют о себе на демонстрациях «жёлтых жилетов» в Париже и других больших городах.

    Децентрализация государственных расходов

    Французские экономисты правы в том, что хотят изменить французскую социальную модель, добиться её большей гибкости и безопасности, как это было сделано в скандинавских странах. Только им следует иметь в виду, что в этих государствах чрезвычайно высок уровень участия в профсоюзах (67% в Дании и Швеции) и территориальной децентрализации в сфере государственных расходов (на местные и региональные власти приходится 65% в Дании и 50% в Швеции). Копирование скандинавской политики без изменения системы французских институтов мало что даст.

    Франция — вовсе не неуправляемая страна. Ей просто нужно более эффективное управление. Почему бы не начать с широкой децентрализации государственных расходов? Разумной целью было бы увеличение доли расходов на региональном и местном уровне с 20% до 30% к 2025 году и до 40% к 2030 году. Как бы то ни было, это тоже невозможно без реформы для повышения эффективности этих расходов.

Просмотр 4 сообщений - с 1 по 4 (из 4 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.