Шевчук. Врать не буду

МОЛОТ Форумы БЕЗ РУБРИКИ Шевчук. Врать не буду

В этой теме 0 ответов, 1 участник, последнее обновление  Arc 9 мес. назад.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #7734

    Arc
    Модератор

    Маленькое кафе на Чистых прудах. Шевчук приехал в Москву буквально на один вечер – снять клип на песню «Где мы летим» из последнего альбома «Иначе». Пока съемочная группа расставляет камеры и свет, мы сидим за столиком в углу и говорим почти полушепотом, чтобы не перебивать режиссерские команды Александра Котта. Рядом с Шевчуком – его близкая подруга Чулпан Хаматова, которую он попросил сняться в главной роли, и к которой во время интервью обращается больше, чем ко мне. Та, в свою очередь, в шутку представив лидера DDT как «Юру, музыканта», заинтересованно слушает каждое его слово.

    Как вам тур «Иначе», какие впечатления?

    Шевчук: Врать не буду, сначала программа шла тяжело. После первых нескольких городов посещали довольно пессимистичные мысли, и убытки были большие. Программа-то очень дорогая, представь себе — до Читы или Улан-Удэ довезти три трейлера с аппаратурой, экранами, и прочим. Это сжирало все. Если дворец спорта, допустим, на четыре тысячи человек, но пришло три с половиной – мы уже в минусе. От продажи такого количества билетов не хватало даже на зарплату музыкантам. В общем, не весело было. Но потом – после Москвы, Питера – народ вдруг валом пошел. По десять тысяч человек мы собрали в Екатеринбурге, в Уфе, всю Украину проехали с аншлагами. С большей частью долгов расплатились. И на зарплату что-то осталось.

    ДДТ — контрреволюция.


    Мало кто за последнее время ездил по стране столько, сколько вы. И наверняка вы везде общались с людьми. Какие настроения в регионах? Люди поддерживают московский протест, или же, наоборот, раздражены им?

    Шевчук: Да нормально все. В каждом городе молодежь на пресс-конференции спрашивает: «Юрий Юлианович, когда будет революция?» (смеется)

    И что вы отвечаете?

    Шевчук: Я стараюсь философствовать. Надеюсь, в этом плане от меня ничего не зависит. Дату, скорее, Удальцов должен назначать, он же у нас революционер. Я могу только констатировать факт, что вижу много симпатичной молодежи, у которой горят глаза. Совсем еще молодые девочки и мальчики, которые искренне хотят перемен в России. Это достойно смотрится и звучит. Жаль, очень мало любви вокруг, это беда. Сейчас скажут: «Опять Шевчук со своей абстрактной любовью, достал уже». А это совершенно конкретная вещь, меняющая мир.

    Мы сейчас о какой любви говорим? К Родине, к женщине, к еде?

    Шевчук: Я говорю о чувстве, которое должно руководить человеком при принятии любых решений, быть его главным мерилом. Когда внутри тебя живет любовь, ты прекрасно понимаешь, что нужно делать в каждый конкретный момент. В любой области – в общественно-политической, в творческой, в бытовой. Многие вопросы отпадают сами собой.

    ДДТ — ларёк.

    Хорошо. Как мне, допустим, полюбить судью, который по сфабрикованным делам кидает в тюрьмы моих друзей?

    Шевчук: Знаешь главный вопрос философии? «Как нам всем жить вместе?». Всем — судьям, подсудимым, правым, левым, черным, красным. Вот, задумайся, и опять все к любви сведется. Я недавно несколько новых песен написал. Одна из них называется «Погром» — про обыск, который идет в моей голове. (цитирует) «Они взломали мой мозг, но ничего не нашли. Мой мозг аптечный киоск, он далеко от земли. В моей нелепой башке плескался живой океан. Но чтобы он не достался врагу, я вырубил кран». (обращаясь к Хаматовой) То есть, они искали любовь, Чулпан, но они не знали, что это такое, и поэтому ее тоже не нашли. Они не взяли у меня трофеев, потому что во мне нет войны, понимаешь?

    ДДТ — цыганочка.

    А вы разве никогда не воевали?

    Шевчук: Я целую жизнь прожил, в ней всякое случалось. Было и такое, что за оружие хотелось взяться. Но я же не шел на это, и ты не идешь, слава богу, чтобы ты не говорил. В данный момент я точно не воюю, и для меня это очень важно. Я не говорю о том, что мы все должны смириться, и покорно, как рабы, сносить удары. Но и воевать не должны. Война бывает разная. Главная война идет в сердце нашем. В искусстве, в общении с природой, с достойными людьми, которых не мало, на самом деле. Молитвы читаю, утром и вечером, мне это правда помогает. Одна из моих любимых молитв: «Господь, дай мне силы делать то, что я могу, и дай мужество принять то, чего я не могу сделать». Вот я делаю, что могу.

    Вы ни разу не думали взять на себя ответственность и заняться политикой, а не только высказываться о ней?

    Шевчук: (после долгой паузы) Я песни пою. Да, для меня важна гражданственность, мне нравится, что политика снова стала актуальной, что молодежь ей занимается. Надеюсь, я тоже немалую лепту внес в то, чтобы все это было. Но жизнь не только политика. (цитирует еще одну свою новую песню) «Я расплатился с ночью, я завязался в узел, прошлое — в ипотеке, будущее — в свинце. Меня тащит по дну улиц, и народ богоносец-лузер, в очереди за правдой ставит меня в конце». Я последний в очереди, понимаешь? Оттуда виднее.

    ДДТ — это всё, что останется после меня.

    Мне кажется, или вы в чем-то разочаровались?

    Шевчук: Не то что бы разочаровался… В оппозиции неплохие ребята, в самом деле, я почти всех знаю лично. Дай им Бог здоровья и сил. Но в них пока тоже много озлобленности. Нам не хватает российских «Гавелов» и «Махатм Ганди». В результате буржуазно-демократической революции 1991-го года народу обещали собственность и демократические институты. Но вожди приватизировали себе собственность, а о демократических институтах как-то позабыли. В итоге народ не получил ни того, ни другого. Поэтому и относится к новым вождям демократии с недоверием. Нужно много работать, чтобы вернуть доброе отношение к идеям о справедливости. Знаешь, как Гавел начинал? Он просто выходил на площадь и пел песни, разговаривал с людьми. А через шесть лет вместе с ним вышло протестовать два миллиона человек. Потому что он не воевал, он отдавал и дарил, и люди это чувствовали. А чем мы, по большому счету, отличаемся от каких-нибудь очередных «Идущих вместе»? Или хоругвеносцев, которые говорят от имени всех православных, а призывают, на самом деле, к войне? Я вижу, что эти дядьки никогда не любили. Вообще не знают этого чувства.

    Вы правда считаете, что такой лидер, как Вацлав Гавел, возможен в России? И что он будет востребован?

    Шевчук: Такие люди уже есть, они растут прямо в данный момент. Нормально все будет, я в этом не сомневаюсь абсолютно. Сейчас, может быть, какие-то процессы незаметны, но придет время, и они обязательно всплывут наружу. Это же мгновенно происходит.

    ДДТ — я в ресторане сидел

    Шевчук сотрудничает с администрацией «Крестов»?

    Шевчук: Везде достойные люди есть. Да, я за перемены, против этой власти, но мне хочется, чтобы ненависть не застилала глаза. С людьми говорить надо, не отторгать их, не насаждать ничего огнем и мечом. Не мстить. Иначе все… ну, проходили мы уже это тысячу раз. Поэтому я перестал, честно скажу, все эти блоги читать в соцсетях, и так далее. С ума же можно сойти. Столько ненависти со всех сторон… Нельзя все время в этом котле вариться, тащат нас к гражданской войне… Вот я в концерте в поддержку политзаключенных поучаствовал — столько потом грязи о себе прочел, что хоть в монастырь уходи, или, наоборот, стреляй всех. Нельзя в такие крайности впадать.

    Юрий, если бы вам сейчас было 20 лет, и вы впервые бы попали на концерт «Иначе», он бы вам понравился?

    Шевчук: Если бы я был умным — да. А если креативным маргиналом — нет. Мата бы не хватило.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.