Только Бог может создавать ценности из ничего

МОЛОТ Форумы ИДЕОЛОГИЯ Только Бог может создавать ценности из ничего

В этой теме 1 ответ, 1 участник, последнее обновление  Arc 1 месяц, 2 нед. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #2777

    Arc
    Модератор

    Современное общество состоит из ряда учреждений: политических, юридических, религиозных, учреждений для социальных классов, семейных ценностей, профессиональных специализаций. Эти институты активно влияют на формирование нашего понимания и перспектив. Однако из всех общественных учреждений, в которых мы родились, которые нас направляли и от которых мы зависим, нет ни одного настолько привычного и непонятного, как денежная система. Действуя почти в религиозных масштабах эта система утверждена и существует как одна из самых безоговорочных форм веры, какие только могут быть.

    Мы должны задаться вопросом:
    Как создаются деньги?
    Кто управляет этими процессами?
    Как это действительно воздействует на общество?

    В мире, где один процент населения обладает сорока процентами всех богатств, в мире где тридцать четыре тысячи детей ежедневно умирают от бедности и болезней которых можно было избежать, в мире где пятьдесят процентов населения живёт на два доллара в день, совершенно ясно становится одно, что наше общество больно социальными язвами. Чтобы понять, почему так происходит, мы должны изучить институт денежной политики.

    К несчастью, экономика выглядит запутанной и скучной. Бесконечные потоки финансового жаргона и пугающая математика быстро отвращают людей от попыток, что-либо понять. На самом деле это маска, главная задача которой скрыть одну из главных социально парализующих структур, столь долго терпимую человечеством.

    «Нет рабства безнадёжнее чем рабство тех рабов, себя кто полагает свободным от оков». (Гёте)

    Несколько лет назад центральный банк США – федеральный резерв, выпустил документ, озаглавленный «Современная денежная механика». Эта публикация разъясняет практику создания денег учреждениями, как используемую федеральной резервной системой при поддержке сети глобальных коммерческих банков.

    Примерно, это выглядит так:
    Правительство США решает, что ему нужны деньги. Оно обращается в федеральный резерв и запрашивает к примеру, десять миллиардов долларов. ФРС отвечает, конечно мы купим на десять миллиардов государственных облигаций. Правительство берёт чистые листки бумаги, рисует официально выглядящий дизайн и называет их казначейскими облигациями. Затем оно указывает цену этих облигаций, десять миллиардов долларов и отправляет в федеральный резерв. Взамен ФРС рисует свои впечатляющие бумажки, только на этот раз они называются банкнотами федерального резерва. Им также назначается стоимость десять миллиардов долларов. ФРС обменивает эти банкноты на облигации. Как только обмен завершён, государство берёт эти деньги и кладёт на банковский счёт. На этом счету бумажные банкноты официально превращаются в легальные деньги, прибавляя десять миллиардов в запас США. В реальном мире эта сделка происходит в электронном виде без каких-либо бумажек. Фактически, только три процента денег запаса США существует в физической валюте, остальные девяносто семь процентов находятся в компьютере. Теперь государственные облигации являются долговыми обязательствами и государство обещает вернуть деньги, фактически созданные из воздуха.

    Другими словами, деньги были созданы из долга. Такой парадокс вводит мозг в оцепенение.

    Как материальные ценности могут быть созданы из долга или обязательства?

    Постараемся это объяснить. И так, десять миллиардов долларов лежат на счету в коммерческом банке. Десять процентов от этой суммы есть обязательный резерв, который сохраняется в банке, то есть один миллиард долларов. Остальные девять миллиардов — излишний запас, который будет являться основой для новых займов. Эти девять миллиардов появились из существующего депозита в десять миллиардов долларов. Эти девять миллиардов появились из воздуха, поверх вклада в десять миллиардов. Вот как увеличивается денежная масса.

    Следующий этап увеличения денежной массы. Заёмщик берёт кредит в девять миллиардов долларов под кредитные обязательства и относит его в другой банк. Банк резервирует десять процентов от этой суммы, девятьсот миллионов долларов, а остальная сумма в восемь миллиардов сто миллионов долларов может снова быть пущена в оборот, заново создав семь и два миллиарда долларов.

    Этот цикл создания денег через ссуду технически может продолжаться до бесконечности. В среднем получается, что из первоначальных десяти миллиардов долларов может быть создано дополнительно девяносто миллиардов долларов. Из каждого вклада в банковскую систему, можно получить в девять раз больше денежной массы.

    Что же на самом деле даёт ценность новым деньгам?

    Деньги, которые уже существуют.
    Новые деньги фактически крадут ценность уже существующих. Поскольку общее количество денег растёт независимо от спроса на товары и услуги, и так как спрос и предложение находится в равновесии, цены растут, снижая покупательную способность каждого доллара. Обычно, это называется инфляция – скрытый налог на общество. Как обманчива финансовая система, где деньги превращаются в долг, а долг превращается в деньги. Каждый доллар в вашем кошельке кем-то, кому-то выдан в долг.

    «Если в нашей денежной системе нет долгов, то нет и денег» (управляющий федеральной системой)

    Но есть ещё один элемент структуры, который обнажает мошенническую составляющую всей системы — это процент. Любой заем нужно вернуть вместе с процентом. Но если все займы были заимствованы у резервной системы и приумножены через кредиты, то только сумма займа превращается в денежную массу. Где же тогда те деньги, которыми нужно отдавать проценты. Нигде, они не существуют. Последствия катастрофические. Денег, которые мы должны банку всегда больше, чем есть в обращении. Вот почему инфляция бесконечна. Новые деньги необходимы, чтобы покрыть дефицит, из необходимости вернуть проценты.

    Дефолт и банкротство являются частью всей системы.

    Приходишь в ярость от того, что банк забирает твоё имущество в обмен на деньги, которые никогда не существовали.

    В 1969 году в Миннесоте проходило слушание дела Джейрома Дейли оспаривавшего выкуп своего дома банком, который выдал кредит на его покупку. Его аргумент: ипотечный контракт заключается в следующем, обе стороны вкладывают законную собственность для обмена. На юридическом языке это называется встречное удовлетворение. Контрактная основа для обмена одной формы имущества на другую.

    Мистер Дейли объяснил, что деньги небыли собственностью банка потому что они были сделаны из ничего сразу после соглашения о займе. Президент банка — мистер Морган признал создание денег сверх своего баланса. Он также признал, что закон Соединённых Штатов не позволяет этого делать. Присяжные признали, что сделка незаконная. Суд отклонил претензии банка на выкуп и Дейли сохранил свой дом.

    «Только Бог может создавать ценности из ничего» (Морган)

    #8236

    Arc
    Модератор

    Рабы сериала «Аббатство Даунтон» и фешенебельного универмага Harrods повторяют заклинание о том, что алчность единиц несет процветание всем.

    Приямвада Гопал (Priyamvada Gopal)

    На прошлой неделе депутат парламента от Консервативной партии и заместитель ее лидера Иана Дункана Смита (Iain Duncan Smith) Эстер Маквей (Esther McVey) заявила, что это правильно, когда полмиллиона британцев в «трудные времена» вынуждены обращаться за помощью к раздающим еду благотворительным организациям. Примерно в то же время наследница миллиардов и дочь фактического владельца «Формулы-1» Тамара Экклстоун (Tamara Ecclestone) за один вечер спустила 30 000 фунтов стерлингов на шампанское. Богатый тинейджер из Техаса недавно отделался условным сроком за то, что в пьяном виде насмерть сбил четверых человек, так как его адвокаты сумели доказать: несчастный страдал от «богатизма», в силу чего он был не в состоянии с полной мерой ответственности управлять автомобилем. Теперь мы понимаем, что несмотря на разглагольствования о том, какая мы одна команда, и как мы все сидим в одной лодке, на самом деле, в Британии и за ее пределами есть всего две стороны: команда супербогачей и команда всех остальных.

    Богатые они не просто другие. Они превратились в секту, которая вербует нас к себе в качестве членов. Нас призывают к самообману, заставляя верить, что мы делаем одинаковые ставки, верим в одни и те же идеалы. Они назвали этот процесс «честолюбивым устремлением». Наше участие в выходящих в это время года на пиковую отметку ритуалах данной секты — покупать, потреблять, накапливать сверх меры — помогает погасить нашу критику и возмущение по поводу системной эксплуатации. Вот почему нас можно купить заявлением о том, что колье фирмы Zara за 20 фунтов, которое герцогиня Кембриджская носит с дизайнерским платьем за несколько тысяч фунтов, делает ее точно такой же, как мы с вами. Мы слышим, что королева раздает охраняющим ее семью и дворцы полицейским орехи кешью, и считаем это эксцентричностью, а не олицетворением описанной Диккенсом скаредности и убогости духа, которая лежит в основе накопления богатств. Низкопоклонство перед королевской кровью — это не безобидный анахронизм. Это расчетливое почитание тотемов, которое лишь усиливает весьма странное представление о том, будто некоторые люди богаты лишь из-за того, что больше этого заслуживают, а в остальном они такие же, как мы.

    Этот культ основан на спектаклях с показами роскоши и изобилия, цель которых — пробудить всепоглощающее преклонение перед богатством. Богатые дети с вебсайта Rich Kids of Instagram, показавшие нам, что могут делать «имеющие больше денег, чем у вас» супербогачи, обретут еще большую славу, став героями романа и реалити-шоу. Фотографии роскоши и великолепия в глянцевых журналах, усеянные небрежно разбросанными подарками витрины Harrods и Selfridges, вебсайт Goop актрисы Гвинет Пэлтроу (Gwyneth Paltrow), сериалы типа «Аббатство Даунтон» — все это превращает нас в рабов, думающих только о бабле, особняках и власти аристократов. Они помогают нам забыть о том, что богатые британские землевладельцы, включая королеву, получают миллионы фунтов в виде сельскохозяйственных субсидий, а мы, остальные, живем в скромных домах, зачастую не владея ими, приносим домой урезанные зарплаты и сокращенные пенсии. Зачарованные судебными драмами с участием людей, которые могут потратить на цветы годовой доход небольшой семьи, мы не задаем вопросов о том, почему унаследованное богатство дает еще большие доходы, а тяжелый физический труд приносит маленькие зарплаты.

    Последите за вполне предсказуемыми обвинениями в «классовой зависти», за тем, что лондонский мэр Борис Джонсон (Boris Johnson) небрежно называет «нытьем, стонами, проповедями и жалобами». Такого рода порицания, звучащие из уст высоконравственных проповедников, стали неотъемлемой частью культа богачей. Мы обязаны повторять заклинание о том, что алчность единиц несет процветание всем. Тех, кто следует предписаниям и униженно благодарит стяжателей, обитатели особняков и поместий противоречиво заверяют, что за деньги счастье не купить, и что центральное отопление вполне можно заменить электрическими одеялами с подогревом. Нам внушают мысль о том, что жесткая экономия — это модно. Знаменитых футболистов превозносят за то, что они изредка заходят в магазины, где все стоит один фунт; миллионеры, торгующие шикарной недвижимостью, учат нас, как можно обойтись самодельными предметами в быту; а известные шеф-повара демонстрируют, как можно сэкономить на продуктах — конечно, после того, как мы купим их книжки с советами.

    Культовое мышление ведет к тому, что безумно богатые люди, бросающие объедки со своего стола на благотворительность, а также организаторы шикарных мероприятий по сбору средств, такие как гала-концерт для бездомных Winter Whites принца Уильяма, проведенный в оплачиваемом налогоплательщиками Кенсингтонском дворце, мгновенно становятся святыми. Бедные и не очень состоятельные люди, которых подвергают эксплуатации и режиму строгой экономии, за «расточительностью» которых постоянно следят, наказывая согрешивших, превращаются в объект покровительственного отношения, в благодарную массу, на фоне которой можно демонстрировать душещипательную щедрость богачей. Культ богатства выдвигает идею о том, что огромное экономическое неравенство вещь естественная и справедливая, что победитель, забирающий все, как любой культовый герой — он просто умнее и больше заслужил свое богатство, пусть даже оно досталось ему по наследству и стало хорошим толчком вверх и вперед.

    Мы немного теряемся, а не горим праведным гневом, когда нам говорят, что богатых преследуют — запугивают, выбивая налоги, и линчуют, добиваясь от них бонусов. Демонизация бедных — это оборотная сторона культа богатства. Или, как говорит один мой друг, вместе они составляют инь и ян гнетущего статус-кво. Пришло время изменить это — но не при помощи реалити-шоу, а посредством проверки реального положения вещей.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.