Дедовщина по-американски

  • Эта тема пуста.
Просмотр 0 веток ответов
  • Автор
    Сообщения
    • #33360
      Arc
      Хранитель

      Неуставные отношения традиционно считаются проблемой российской, да и вообще призывной армии. Армию контрактную нам десятилетиями представляли как идеал. Армию США — тем более

      Огромную роль в создании этой картины играли средства массовой информации. Каждое происшествие в военных частях России становилось предметом пристального исследования отечественных журналистов, а зачастую использовалось просто для хайпа. В общем-то, это и правильно. Страна должна знать, как живут ее защитники и, если надо, защищать их самих — от дедовщины, плохой кормежки и принудительных работ по обустройству генеральских дач.

      В то же время американские СМИ предпочитают вообще не трогать тему неуставных отношений, насилия и убийств в армии США. Ситуация должна дойти до последнего предела, пока о ней появится хоть какая-то скудная информация в местных масс-медиа.

      Например, традиционно каждый год на каждой военной базе США пропадает несколько десятков человек. Общее число их составляет около пяти тысяч человек в год. Это такая рядовая цифра, на которую никто не обращает внимания.

      Что происходит с этими людьми? Науке неизвестно. Если их начнут искать родственники, то отцы-командиры пошлют им стандартные отписки, что их сын или муж «покинул базу без разрешения». Через месяц отсутствия таких военнослужащих автоматом признают дезертирами. Часто, однако, служить в армию идут выходцы из самых неблагополучных районов или эмигранты из самых нищих стран, судьбой которых вообще никто не интересуется.

      Таким же заурядным событием считалось и то, что на базе Форт-Худ за один 2020 год умерло двадцать восемь военнослужащих. Некоторое время никто не обращал на эту цифру внимания. В конце концов, в прошлом году здесь скончалось от разных причин тридцать восемь солдат, в 2016-м — тридцать семь.

      Форт-Худ вообще печально знаменитая база. Служба здесь, на территории Техаса, для американского солдата куда опаснее, чем командировка в Ирак или Афганистан. В ноябре 2009 года местный военный психолог Нидал Хасан устроил на базе массовый расстрел, убив тринадцать и ранив тридцать своих сослуживцев. В апреле 2014 года ветеран боевых действий Айван Лопес застрелил четырех человек, ранил шестнадцать и застрелился сам.

      Список потерь военнослужащих базы за 2020 год выглядит парадоксально. Шесть человек покончили с собой, пятеро были убиты, гибель еще шести расследуется как убийство. В ДТП и других несчастных случаях погибли восемь человек, от болезни — двое. Боевые потери — один военнослужащий.

      В любой развитой стране мира эти чудовищные цифры небоевых потерь привели бы к долгим и мучительным расследованиям, чисткам в рядах офицеров, отставкам и тюремным срокам. Журналисты и следователи сбились бы с ног. Демократическая общественность с ужасом перепечатывала бы и репостила признания отставников типа «Я выжил в Форт-Худе». Срочно образовался бы какой-нибудь комитет солдатских матерей. Возможно, адскую базу вообще расформировали бы от греха подальше.

      Не то в США. Невзирая на все скандалы, Форт-Худ живет как ни в чем не бывало, а командование исправно получает свои оклады — порядка четверти миллиона долларов в год.

      Правда, в сентябре генерала Скотта Эффландта, командовавшего базой, сменил на этой должности генерал-майор Джон Ричардсон IV. Однако Эффландта тогда не разжаловали и не отправили в отставку, а просто перевели на другую должность. Перевод отнюдь не считается наказанием», — разъясняет армейское руководство. Ну, в общем, вы поняли.

      Все так и шло бы, если бы в дело не вмешалась семья двадцатилетней Ванессы Гильен. В апреле этого года девушка, служившая в Форт-Худе в чине рядового, пожаловалась матери на домогательства некоего сержанта. Мать посоветовала ей написать рапорт. Ванесса намекнула, что это может быть опасно, и пообещала, что «справится сама». После этого девушка пропала.

      В Форт-Худе часто исчезают солдаты, и никто Ванессу не искал. Но ее семья — выходцы из Мексики — проявили невероятную настойчивость. Они нашли пробивного адвоката, заручились поддержкой Лиги латиноамериканских граждан, добились помощи своего конгрессмена, устраивали митинги протеста в Вашингтоне, требовали специального расследования от конгресса США.

      Следователей, наконец-то приехавших в Форт-Худ, ждали жуткие открытия. Восемнадцатого мая недалеко от базы было найдено тело рядового Розекранца, изрешеченное пулями. Девятнадцатого июня в нескольких милях от Форт-Худа обнаружили труп рядового Ведель-Моралеса, пропавшего еще в прошлом году. Тогда его признали дезертиром и расследования не проводили.

      Первого июля нашли несколько кусочков Ванессы Гильен — ее изрубленные останки были разбросаны по лесам в тридцати километрах от базы. В тот же день застрелился сержант Арон Робинсон, сегодня он главный подозреваемый в убийстве и расчленении Гильен.

      Семнадцатого июля был найден мертвым рядовой Морта, утонувший в местном озере. Второго августа из того же озера вытащили тело сержанта Эрнандесваскеса. Тринадцатого августа сержант Мур скоропостижно скончался на базе во время тренировки.

      Семнадцатого августа рядовой Фернандес пожаловался товарищам на сексуальное насилие и издевательства старшего по званию. Девятнадцатого августа Фернандес исчез. Двадцать пятого его труп был найден недалеко от Форт-Худа. Тело висело на дереве, и начальство постановило считать это самоубийством. Семья Фернандеса уверена, что его убили.

      Второго сентября, аккурат в день вступления в должность нового командующего базой, умер рядовой Чи — ему стало плохо на тренировке накануне.

      Череда жутких смертей, подкрепленная внушительными митингами протеста и требованиями справедливости от родственников погибших, заставила конгресс США начать собственное расследование. К делу были подключены гражданские специалисты — следователи, правозащитники, психологи. О происходящем в Форт-Худе стали понемногу писать СМИ.

      Сразу же открылось много интересного. За 2020 год число самоубийств среди военнослужащих США выросло на 30 процентов. В Форт-Худе 1339 военнослужащих были свидетелями сексуального насилия, 2625 — харрасмента. Издевательствам и насилию подвергались и женщины, и мужчины, особенно страдали представители национальных меньшинств.

      Подавляющее большинство жертв насилия боялось писать рапорты и жаловаться по начальству. Тех, кто это делал, ждали еще более изощренные издевательства или вообще смерть, замаскированная под суицид.

      Отметим, что все это время в стране и мире полыхало движение MeToo, однако радикальные феминистки упорно не замечали того кошмара, который творится на американских военных базах.

      Расследование конгресса привело к тому, что несколько высших чинов из Форт-Худа были уволены, однако большинство командиров лишь временно отстранены от должности. Сегодня скандал усердно заминают — точно так же, как замяли в свое время жуткую историю в Форт-Карсоне, где с 2005 по 2007 год местные военнослужащие, большие любители мешать виски с валиумом, совершили как минимум одиннадцать убийств.

      Заминать скандал армейскому командованию усердно помогают журналисты. Никто из них не обвиняет командиров базы или руководство страны, не обобщает, не требует немедленных посадок, никто не кричит, что пора давно уже отменить эту жуткую контрактную армию, в которой гибнут наши дети

      Отвратительная история о провальном командовании и бездарной организации службы технично переключается в регистр общечеловеческой трагедии типа «ну, бывает же такое!» Авторы проявляют поистине армейскую дисциплину, ту самую, которой так не хватало на базе Форт-Худ.

      «У этой череды смертей и насилия нет буквально ни одной внятной причины — на голубом глазу» — сообщает флагман независимой демократической журналистики, легендарная газета The New York Times

      Журналисты на боевом посту, что тут скажешь?

Просмотр 0 веток ответов
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.