Демократия и фашизм

Форумы РЕКОМЕНДОВАНО Демократия и фашизм

В этой теме 0 ответов, 1 участник, последнее обновление  Arc 1 год, 4 мес. назад.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #9790

    Arc
    Модератор

    Демократия и фашизм — две противоположенные системы, хотя, если разобраться, их объединяет одно – господство одного класса — олигархии. Опираясь на разные комбинации, этот класс угнетает и нещадно эксплуатирует всё общество, доводя механизм порабощения каждого человека до жуткого совершенства. Противоречия внутри общества нарастают, это приводит к столкновениям различных социальных групп друг с другом, повышая порог нетерпимости и ненависти внутри социума.

    Различные олигархические партии, ныне главные представители парламентского режима опираются в своей деятельности на творческую интеллигенцию и класс мелких и средних предпринимателей. Фашизм опирается на класс селян со средним достатком и мелких лавочников. Демократия не может иметь влияния без массовых общественных организаций и зажиточного гражданского общества. Фашизм не может утвердить свою власть иначе, как разгромив все общественные организации и понизив общий уровень благосостояния граждан. Основной ареной демократии является парламент. Фашизм создан для разрушения парламентаризма. Для олигархии, захватившей средства производства и сырьевую базу демократический и фашистский режимы являются орудием её господства: они используют ту или другую систему в зависимости от конъюнктуры на рынке ради своей прибыли. Но для демократии, как и для фашизма, выбор того или другого, является вопросом их политической жизни или смерти.

    Очередь для фашистского режима наступает тогда, когда «нормальных» военно-полицейских средств диктатуры олигархов, вместе с их парламентским прикрытием, становится недостаточно для удержания общества в равновесии. Через фашистскую агентуру капитал приводит в движение массы ошалевших мелких лавочников, банды деклассированных, деморализованных люмпенов, все те бесчисленные человеческие существования, которые финансовый капитал сам же довел до отчаяния и бешенства.

    От фашизма олигархия требует полной самоотдачи: она развязала гражданскую войну, она хочет сохранить за собой власть на несколько десятков лет. И фашистская агентура, пользуясь различными маргинальными группами, как тараном, и сокрушая все препятствия на пути, доводит работу до конца. Победа фашизма ведет к тому, что финансовый капитал прямо и непосредственно захватывает в стальные клещи все органы и учреждения господства, управления и воспитания: государственный аппарат с армией, муниципалитеты, университеты, школы, печать, профессиональные союзы, кооперативы. Фашизация государства означает разгром общественных организаций, приведение общества в аморфное состояние, создание системы глубоко проникающих в массы органов, которые должны препятствовать самостоятельной кристаллизации общества и очищению его от скверны. В этом именно и состоит сущность фашистского режима.

    Сказанному нисколько не противоречит тот факт, что между демократической и фашистской системами устанавливается в известный период переходный режим, совмещающий черты той и другой: таков вообще закон смены двух социальных режимов, даже и непримиримо враждебных друг другу. Бывают моменты, когда олигархия опирается и на социал-демократию, и на фашизм, т. е. когда она одновременно пользуется и своей соглашательской и своей террористической агентурой. Таково, в известном смысле, правительство Порошенко, пляшущее на канате между двумя непримиримыми лагерями. Но подобное состояние государства и правительства имеет временный характер. Оно знаменует переходный период, когда демократия уже близка к исчерпанию своей миссии, а в то же время фашизм еще не готов к захвату власти.

    Если обратиться к истории, в эпоху VI конгресса Коминтерна Эрколи развивал по вопросу о фашизме взгляды, которые теперь считаются «троцкистскими». Определяя фашизм, как самую последовательную и до конца доведенную систему реакции, Эрколи пояснял: «это утверждение опирается не на жестокие террористические акты, не на большое число убитых рабочих и крестьян, не на свирепость различных родов пыток, широко применявшихся, не на суровости приговоров; оно мотивируется систематическим уничтожением всех и всяких форм самостоятельной организации масс». Эрколи тут совершенно прав: суть и назначение фашизма состоит в полном упразднении общественных организаций и в противодействии их возрождению. В развитом капиталистическом обществе этой цели нельзя достигнуть одними полицейскими средствами. Единственный путь для этого: противопоставить напору общественных объединений левого толка напор отчаявшихся мелкобуржуазных масс. Именно эта особая система капиталистической реакции и вошла в историю под именем фашизма.

    «Вопрос об отношениях, существующих между фашизмом и социал-демократией, — писал Эрколи, — принадлежит к той же области (непримиримости фашизма с левыми организациями). В этом отношении фашизм ярко отличается от всех других реакционных режимов, которые укреплялись до настоящего времени в современном капиталистическом мире. Он отбрасывает всякий компромисс с социал-демократией, он преследовал ее свирепо; он отнял у нее всякую возможность легального существования; он вынудил ее эмигрировать».
    Так гласила статья, напечатанная в руководящем органе Коминтерна!

    Между демократией и фашизмом нет «классового различия». Это должно означать, очевидно, что демократия имеет буржуазный, олигархический характер, как и фашизм. Но господствующий класс не живет в безвоздушном пространстве. Он стоит в определенных отношениях к другим классам. В «демократическом» режиме развитого капиталистического общества олигархия опирается прежде всего на прирученный реформистами рабочий класс. Наиболее законченно эта система выражена в Англии, как при лейбористском, так и при консервативном правительстве. В фашистском режиме, по крайней мере, на первой его стадии, капитал опирается на мелких буржуа, разрушающих организации левого толка. Такова Италия тридцатых годов прошлого столетия! Есть ли разница в «классовом содержании» этих двух режимов? Если ставить вопрос только о господствующем классе, то разницы нет. Если же брать положение и взаимоотношение всех классов под углом зрения рабочего, то разница оказывается весьма велика.

    В течение многих десятилетий рабочие строили внутри буржуазной демократии, используя ее и борясь с нею, свои укрепления, свои базы, свои очаги пролетарской демократии: профсоюзы, партии, образовательные клубы, спортивные организации, кооперативы и пр. Пролетариат может прийти к власти не в формальных рамках буржуазной демократии, а только революционным путем: это одинаково доказано и теорией, и опытом. Но именно для революционного пути ему необходимы опорные базы рабочей демократии внутри буржуазного государства. К созданию таких баз и сводилась работа Второго Интернационала в ту эпоху, когда он выполнял еще прогрессивную историческую работу.

    Фашизм имеет своим основным и единственным назначением: разрушить до фундамента все учреждения пролетарской демократии. Имеет это для пролетариата «классовое значение» или не имеет? Пусть высокие теоретики поразмыслят над этим. Назвав режим буржуазным, — что бесспорно, — Гирш, как и его учителя, забывают о мелочи: о месте пролетариата в этом режиме. Исторический процесс они подменяют голой социологической абстракцией. Но борьба классов ведется на земле истории, а не в стратосфере социологии. Исходным моментом борьбы с фашизмом является не абстракция демократического государства, а живые организации самого общества, в которых сосредоточен весь его опыт и которые подготовляют его будущее.

    Что переход от демократии к фашизму может иметь «органический» и «постепенный» характер, означает, очевидно, ни что иное, как то, что у рабочего могут отнять не только все его материальные завоевания — известный уровень жизни, социальное законодательство, гражданские и политические права, но и основное орудие этих завоеваний, т. е. его организации, — без потрясений и без боев. Переход к фашизму «на холодном пути» подразумевает, таким образом, самую страшную политическую капитуляцию людей труда какую вообще только можно себе представить.

    Победа фашистов в Украине не внесет ничего нового. Теория о демократии, как о меньшем зле, весьма разрушительна. Порошенко не так плох, как Берёза и Тягнибок, менее неприятно умереть с голоду под Порошенко, чем под двумя близнецами Гитлера, и бесконечно предпочтительнее быть застреленным Аваковым, чем ребятами «С14»». Эта цитата — не самая глупая, хотя, надо отдать справедливость, она достаточно глупа. Однако, увы, она выражает самую суть политической философии многих политологов.

    Дело в том, что они сравнивают два режима под углом зрения вульгарного бытового мышления. Действительно, если подойти к режиму Порошенко с формальным «демократическим» критерием, то вывод получится бесспорный: от гордой Украинской конституции ничего не осталось. Но для нас это еще не решает вопроса. Надо взглянуть на вопрос с точки зрения пролетарской демократии. Это есть единственный надежный критерий также и по вопросу о том, где и когда «нормальная» полицейская реакция загнивающего олигархизма (капитализма) сменяется фашистским режимом.

    «Лучше» ли Порошенко, Тягнибока и Берёзы, а (симпатичнее, что ли?), этот вопрос нас, признаться, мало занимает. Но стоит обозреть карту общественных организаций, чтобы сказать: в Украине фашизм еще не победил. Еще гигантские препятствия и силы стоят на пути к его победе.

    Нынешний режим Порошенко есть режим бюрократической диктатуры, точнее: диктатуры олигархии, осуществляемой военно-полицейскими средствами. Фашистская мелкая буржуазия и общественные организации как бы уравновешивают друг друга. Если бы рабочие организации были объединены Советами; если бы заводские комитеты боролись за контроль над производством, над ресурсами, — можно было бы говорить о двоевластии. Вследствие безволия пролетариата и тактической беспомощности его авангарда этого еще нет. Но самый факт существования общественных организаций, которые, при известных условиях, способны дать сокрушительный отпор фашизму, не подпускает лидеров фашистских организаций к власти и сообщает известную «независимость» бюрократическому аппарату.

    Диктатура Порошенко является карикатурой на бонапартизм. Эта диктатура неустойчива, ненадежна, недолговечна. Она знаменует не начало нового социального равновесия, а предвещает близкое крушение старого равновесия. Опираясь непосредственно лишь на небольшое буржуазное меньшинство, против воли народа, угрожаемый фашизмом, Порошенко способен на декретные громы, но не на реальные. Распустить парламент с его собственного согласия, выпустить несколько законов против противников, объявить рождественское перемирие, чтоб под его прикрытием обделать несколько делишек, распустить несколько организаций, закрыть десяток газет, обмениваться с большими дядями письмами, достойными провинциального сумасшедшего, — вот, на что хватает Порошенко. Для большего — у него коротки руки.

    Порошенко вынужден терпеть существование общественных организаций, поскольку не решается еще сегодня передать власть лидерам фашистских организаций, поскольку самостоятельной силы для ликвидации их у него нет. Порошенко вынужден терпеть фашистов и покровительствовать им, поскольку смертельно боится победы людей труда и творческой интеллигенции. Режим Порошенко есть переходный, кратковременный режим, предшествующий катастрофе. Нынешнее правительство держится только потому, что главные лагери еще не померялись силами. Настоящий бой еще не завязался. Он еще впереди. Паузу до боя, до открытого соизмерения сил заполняет диктатура бюрократического бессилия.

    Существуют ли еще демократические организации или они уже разгромлены, значения не имеет. Под этим мнимо-радикальным фразерством скрывается самая гнусная пассивность: поражения нам все равно не миновать! Вывод наш таков: генеральный бой надо дать прежде, чем бюрократическая диктатура Порошенко заменится фашистским режимом. К генеральному бою надо готовиться путем развертывания, расширения, обострения частных боев. Но для этого надо иметь правильную перспективу и, прежде всего, не объявлять победителем врага, которому еще далеко до победы.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.