Идеология и демография

  • Автор
    Сообщения
    • #27654 Ответить
      Arc
      Хранитель

      Идеологию у нас понимают, как инструмент консолидации и мобилизации общества. «Без теории нам смерть» — говорил Сталин, и был прав, ибо теория – это идеология. Именно без идеи рушатся государства из-за отсутствия мыслей и принципов жизнь теряет свой смысл. Ибо смысл жизни не в том, чтобы плодиться и размножаться – это смысл жизни животного, а в том, чтобы достичь цели. Человек, род, нация живут для сверхцелей. Нужна сверхмотивация, а это значит, что нужна демография. Вымирающий народ без цели и смыслов обречён.

      При нынешних темпах сокращения украинского и русского населения уже в середине века в Украине государствообразующие нации могут стать меньшинством. Их вытеснят другие народы, склонные к демографическому буму. Для сохранения государства и народа нужна демография, для демографии нужны сверхценности, а это всегда мощное идеологическое целеполагание – во имя чего?

      Во имя Бога.

      Так называемое «традиционное» сознание где чётко упорядочено мироустройство в форме пирамиды где Бог есть его вершина. Это мир Фомы Аквинского, автора «Summa Theologica», которая описывает «справедливое общество, согласующееся со святым писанием и разумом… Общая концепция…гармонировала с целостным и иерархическим обществом, столь прекрасно созданным, что оно казалось естественным, части которого были взаимосвязаны и каждый член его занимал положенное ему место… Земной общественный мир во всех отношениях соответствовал великому небесному миру. Ангелы соответствующего ранга, подобно отдельным людям, занимали своё место и управляли звёздными сферами… Эта система была… неизменна и долговечна, подчиняясь лишь воле Бога».

      Такое сознание не отделяет познание от оценки, теорию от идеологии. Как полагал, например, Толстой, «…законная цель наук есть познание истин, служащих к благу людей. Ложная цель есть оправдание обманов, вносящих зло в жизнь человеческую… И тут-то являются разные науки…, и оказывается, что дурная жизнь людей не от них, а оттого, что таковы законы, и что дело людей не в том, чтобы перестать жить дурно…, а только в том, чтобы живя по-прежнему, по своим слабостям думать, что все худое происходит не от них самих, а от тех законов, какие нашли и высказали учёные…». Толстой защищает, таким образом, морализирование как способ познания.

      Мир Адама Смита

      «Исследовании о природе и причинах богатства народов». Эта книга стала библией нового промышленного капитализма и является одним из великих синтетических общественных заветов, сравнимых с «Summa Theologica» Фомы Аквинского.

      «Недостаток средств к существованию может привести к ограничению предела дальнейшего размножения, что выражается только одним – уничтожением большей части детей». Так он предполагал развитие эволюционной теории в худшем смысле, задолго до Дарвина. Согласно его теории, существует естественное природное безразличие к убийству бесчисленного количества детей. Именно таким образом, невидимая рука управляет балансом спроса и предложения.

      Прорыв Адама Смита — лишь небольшая часть мировоззренческой революции, охватившей все виды познания — как социального, так и естественнонаучного. Она привела к формированию новой картины мира, который уже не строится и не управляется «сверху» по какому-то замыслу, а растёт «снизу», как лес или трава, складывается в ходе самоорганизации, рука которой «невидима». Результаты же такой самоорганизации не строго детерминированы, а в лучшем случае лишь предсказуемы с некоторой вероятностью.

      Вот как писал об этом Норберт Винер. «Почти безраздельно господствовавшая с конца XVII до конца XIX века ньютоновская физика описывала Вселенную, где все происходит точно в соответствии с законами; она описывала компактную, прочно устроенную Вселенную, где все будущее строго зависит от всего прошедшего… Теперь эта точка зрения не является больше господствующей в физике…» и далее: «Результатом этой революции явилось то, что теперь физика больше не претендует иметь дело с тем, что произойдёт всегда, а только с тем, что произойдёт с преобладающей степенью вероятности».

      Не удивительно, что всё это требуют нового знания о мире, где главную роль играет статистика и аналитический способ мышления. В данном случае мораль, как способ жизни, отходит на второй план. На первое место выходит аналитическая способность индивидуума увязывать различные научные знания в единую структуру формируя таким образом новое мировоззрение. Поэтому не удивительно появление в середине XIX века знаменитого одиннадцатого «тезиса о Фейербахе» Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

      Демографические процессы

      Споры о том, что стоит за вспышками рождаемости и падениями идут до сих пор. Наблюдая за тем, что происходит, я прихожу к выводу, что за всплесками рождаемости стоят разные картины мира: старая и новая. Можно рожать детей во имя Бога, а можно во имя светлого будущего человечества. Но за деньги рожать будут мало – это стимул только для определённых, в основном, малоимущих категорий граждан, но не для всех. Нация, где мерилом смысла стали деньги, опять-таки, как мы знаем, не жилец.

      Нет таких денег, чтобы ориентированное на сверхпотребление по премиум-классу общество согласилось нести тяготы родительства и бремя государственности. Идеология – это суррогатная замена смысла, даваемого религией, но безрелигиозное общество очень быстро трансформируется в безыдейное, живущее низшими инстинктами и рефлексами. Материнским капиталом и социалкой нельзя решить проблему демографии.

      Сделка – не стимул к чадородию. Это не работает нигде и никогда, и не будет работать у нас. В Европе уровень жизни выше нашего, но там чем он выше, тем хуже с рождаемостью. В Китае, Индии или мире ислама денег за детей не просят – это дико представить. Почему – тоже пояснять не нужно. Именно потому через 30 лет они полностью победят Запад. По причине других ценностей.

       

      Рекомендую к прочтению

      МАСШТАБНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ «…Христианство вот уже не первый год размышляет о том, какое место принадлежит ему в Европе XXI века. Стоит ли ему уйти в себя, выступить против изменений в обществе или же постараться приспособиться к нему с риском потери себя? В настоящий момент, когда развитие консервативного католицизма во Франции вновь поднимает вопрос…»

      КОНЕЦ НУКЛЕАРНОЙ СЕМЬИ «…Да, она сильна как никогда прежде. Однополые семьи могут состоять из «отца — отца и ребенка» или «матери — матери — ребенка», воссозданные семьи — из- «матери — нового партнера — ребенка» или «отца — новой подруги — ребенка». Новым здесь является лишь то, что при этом интегрируются дети из прежних связей…».

Ответ в теме: Идеология и демография

Вы можете использовать BBCodes для форматирования вашего текста.
Ваш аккаунт не может использовать продвинутые BBCodes, они будут удалены перед сохранением.

Ваша информация:




:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-)