Побег в рай

  • Эта тема пуста.
Просмотр 0 веток ответов
  • Автор
    Сообщения
    • #34685
      Arc
      Хранитель

      Из Украины бежим. Всё бежим и бежим… Куда? Кто куда. Кто в Польшу, кто в Румынию, а кто и в Германию. Говорят, там хорошо, кормят три раза в день, одежду дают, кров, и денег, немного, на самое необходимое. И то хорошо, для нашего человека, почти рай…

      Люди бегут от войны, от жестокости и насилия. Бегут прочь. Они и сами не знают куда, главное, как можно дальше…

      «Кто-то закричал, прогремел взрыв, все начали паниковать, толкать друг друга, пинать ногами. У моей свекрови случилась истерика уже в поезде. Было очень тяжело, так много людей. На одной полке было восемь человек. Дети спали в ногах. Я спала на полке, моя двухлетняя дочка Ульяна – на полу, она плакала и не хотела спать на полке. Ей было страшно. Мой семилетний сын Вова спал на верхней полке с двумя другими детьми. Было очень душно, не хватало воды. Мы наливали кипяток, остужали его и потом уже пили. В тамбуре люди курили сигареты, было тяжело дышать. Одну женщину тошнило. В туалет невозможно попасть, приходилось мочится в бутылку. Были и такие, кто справлял нужду прямо в тамбуре. В основном мужчины. У меня руки начинают дрожать, когда я слышу грохот или вой сирены… Господи, за что нам такое?» Женщина закрыла лицо руками и разрыдалась. Она уже четыре дня находится в лагере для беженцев, что расположен на польской границе, и до сих пор не может прийти в себя от пережитого.

      Дама средних лет, одетая скромно, но чисто, стала утешать, старалась как-то помочь. У неё своя история. «У нас рядом аэропорт. Взрывная волна прямо в стекло ударила, свет погас. Мы без денег, без ничего прыгнули в машину и уехали. Родные у меня там остались. Прячутся по подвалам. Света нет. Купить ничего нельзя. Детского питания нет. Лекарств тоже. Аптеки закрыты. В подвалах же и рожают. Были мы на трёх границах, но проехать в конце концов удалось через Словакию, а потом через Польшу. Всё, что мы с мужем нажили за десять лет, всё сгорело, осталась только машина. Нам обещали помощь, говорят, здесь неплохо, посмотрим».

      В лагере в Дембках в 40 километрах от Варшавы, в тихом месте посреди леса действительно неплохо. Здесь есть все необходимое для минимального комфорта — кухня, ванные комнаты, прачечные, комната матери и ребёнка, игровые помещения. Все обустроено и для лиц с ограниченными физическими возможностями. Дети беженцев обязательно должны ходить в школу, родители тем временем могут заняться изучением польского языка в лагере. Фактически это все, чем заняты обитатели подобных мест.

      Руслан с женой и двухлетней дочкой в январе из Дебальцево отправился в Киев, а оттуда, имея польскую шенгенскую визу, полетел в Швецию. Там семья подала ходатайство на получение статуса беженцев, им отказали и депортировали в Польшу. В лагере семья живёт с начала июля.

      «Если сравнивать такой же лагерь здесь и в Швеции, то здесь лучше — условия получше, питание лучше и отношение к нам лучше, — рассказывает мужчина. — Мы все мирно здесь живём — и чеченцы, и украинцы, и россияне, и казахи. Но на самом деле мы нигде никому не нужны — ни Швеции, ни Польше, ни Украине … «.

      И в этом он прав. Претендовать на статус беженца может любой, если в стране ведутся боевые действия, однако комиссия рассматривает каждый случай отдельно, с беженцем (точнее тем, кто подал ходатайство) проводится долгое собеседование, затем — проверки и только после этого — заключение.

      Тарас из Винницы почти год «путешествует» по Европе по польской туристической визе. Сначала был в Германии, где получил отказ в предоставлении статуса беженца и был депортирован в Польшу. В лагере живёт вторую неделю в одной комнате с сомалийцем. Винничанин уже даже обустроил свой уголок на 12 общих квадратных метрах помещения, ведь понимает, что жить ему здесь придётся минимум полгода — пока его дело будет рассматриваться в Управлении по делам иностранцев.

      «Условия хорошие — выдали постель, личная посуда. Кормят вкусно трижды в день, здесь чисто и спокойно. В принципе можно пойти на «приват» — самостоятельно арендовать жилье и получать ежемесячно 750 злотых социальной помощи, но у меня такой необходимости нет», — признается Тарас.

      Работать иностранцы, которые ожидают получения статуса беженца, не имеют права. Однако власти взамен предоставляют медицинское обслуживание и минимальные социальные гарантии.

      «Я никто сейчас в этой стране, и зовут меня никак. Однако, когда у меня возникла острая необходимость обратиться к стоматологу, я отправился в Варшаву в клинику, которая обслуживает беженцев. Мне бесплатно поставили пломбу и даже вернули деньги за проезд».

      Но это случается редко. В большинстве случаев беженцам самим приходится платить за такого рода услуги, и они не дёшевы. А где брать деньги? Вот тут и начинается самое интересное.

      Вокруг беженцев постоянно крутятся тёмные личности, готовые предложить помощь сомнительного содержания. В Германии молодых девушек завлекают в бордели обещая за секс-услуги хорошее вознаграждение. В Польше многие предлагают жильё в обмен на секс. И конечно — эксплуатация детей. По данным полиции уже зарегистрировано четыре случая принуждения детей к сексуальным играм. Но это ещё не всё, в странах ЕС идет активная торговля малышами славянской внешности. Стоимость одного ребёнка варьируется от десяти до сорока тысяч долларов. Если на органы, то можно заработать до миллиона. В общем, европейское будущее украинских беженцев весьма туманно, особенно детей.

      На основании тех осторожных заявлений, которые звучат от политиков разного уровня, можно сделать вывод, что страны ЕС готовы лишь к временному присутствию миллионов украинцев на своей территории. Показательным стали слова премьер-министра Дании Метте Фредериксен. Она подчеркнула, что королевство не собирается интегрировать в своё общество украинских беженцев. Это сказано с учётом того, что Копенгаген разрешил гражданам незалежной находиться на территории страны в течение двух лет с возможностью работать, получать образование и медицинские услуги.

      «Статус беженца временный, поэтому вы должны вернуться и помочь отстроить свою родину, когда появится такая возможность. Это позволит нам помочь другим беженцам», — сказала Фредериксен.

      Ожидаемо, что за интеграцию в европейское общество в любой точке ЕС украинцам придётся платить трудом и преимущественно тяжёлым физическим трудом. Побег в рай оказался весьма сомнительным предприятием и не очень успешным.

Просмотр 0 веток ответов
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.