Сталин о смерти

  • Эта тема пуста.
Просмотр 0 веток ответов
  • Автор
    Сообщения
    • #34940
      Arc
      Хранитель

      Теперь ещё об одной болезненной теме – депортации отдельных групп населения и целых народов.

      Да, это была страшная, часто несправедливая, но необходимая в тот период мера защиты советской власти. Если бы мы не отселили к тому времени казаков, некоторые кавказские народы, а также православных и иных священников, то советская власть могла бы рухнуть ещё до войны, а во время войны нам пришлось бы сражаться не только с Германией и ее союзниками, но и со многими внутренними, затаившимися врагами. Обиженных было много.

      Я не уверен, что мы бы в этом случае одержали победу, скорее всего СССР был бы уничтожен. Однако, после войны мы планировали реабилитацию этих народов (но не отдельных врагов!) и постепенное возвращение всех, кто захочет, на прежние места жительства. Просто я не дожил до этого времени, что и даёт вам возможность самим придумывать мои поступки.

      Другая ваша «больная тема» — евреи. Очередная ваша выдумка – мои планы о переселении всех евреев на Дальний Восток. Опять все перевираете. Наши планы были совсем другие и более полезные для страны.

      Сразу после образования Израиля мы поняли, что это государство не будет искать сближения и дружбы с СССР, поэтому вполне вероятно внутреннее сопротивление и откровенный саботаж со стороны советских евреев и их родственников, которые, конечно же, захотели бы уехать в Израиль. Еще в 34-м году мы образовали Еврейскую автономную область, куда потом и собирались переселить тех евреев и членов их семей, которые были репрессированы и уже находились в Азии, в Сибири и на Дальнем Востоке. Только их. После разгрома Японии и установления в Китае власти товарища Мао Цзэдуна нам было просто необходимо укреплять и развивать приграничные территории. Странно, что вы это не понимаете.

      Политика вообще и особенно политика в строительстве нового государства — очень скользкая и грязная вещь. Потому, что постоянно приходится наступать на чьи-то головы. Иногда это далеко не худшие головы, но которые почему-то не желают понимать, что в данный момент эта самая голова могла бы и помолчать. А поговорить можно и потом, в другое и более подходящее время. Причём это лучше и для самой головы. Это я о Кирове.
      Я ведь никогда не отказывался от критики в свой адрес, но только без посторонних ушей, которые наверняка и поймут все не так, и переврут смысл разговора. Я не Бог и могу ошибаться, принимать неверные решения. Так помогите мне понять мою ошибку, но так, чтобы это не роняло мой авторитет перед партией и народом. Для них я должен быть непогрешимым и всезнающим, даже если я слышу об этом в первый раз. Народ не должен сомневаться в своём вожде, не должен видеть его слабым – это истина! А уж глупым и пьяным — тем более. Вы меня поняли.

      А ведь абсолютно правильные решения, причём самые разумные и неотложные, в процессе их спускания вниз к исполнителям, очень часто искажаются до такой степени, что становятся глупыми, непрофессиональными или даже вредными. В этой управленческой цепочке, к сожалению, полно лентяев, людей малообразованных и просто откровенных дураков и вредителей. А сколько таких, которые, получив указ или постановление, сразу начинают подгонять их под свои интересы, для своей выгоды – и народ, получая такие кошмарные результаты управления, перестаёт верить партии! И ничего сделать невозможно – они научились хорошо приспосабливаться, политически грамотно выступать на собраниях, не подкопаешься.

      Много споров идёт о моей смерти, умер ли я сам или кто-то помог мне уйти в мир иной. Было только два человека, которые действительно могли решиться на убийство – Берия и Хрущёв.

      Лаврентий Берия. Я его высоко ценил — он человек сильного характера, смелый, не боящийся препятствий, решительный, но и прекрасный исполнитель. Кроме того, он умён и обладает силой гипнотического воздействия. Его даже Мессинг за это уважал. О Берии у вас тоже много нафантазировано – этакое пьющее кровь чудовище! Думаю, что тут сыграли роль его очки – они производили на многих жутковатое впечатление.

      Зная его деловые качества и фанатичную преданность партии, я видел в нем своего преемника. После Победы я обратил внимание, что здоровье моё пошатнулось – появились головокружения, ночью я стал часто задыхаться, появились сильные боли в затылке. Наверное, сказалось перенапряжение нервное и физическое, ведь мне приходилось работать сутками без отдыха. Жаловаться я не привык, но Лаврентий знал обо всех моих недомоганиях больше, чем врачи.

      После одного очень откровенного разговора, в котором он изложил мне своё видение мироустройства, я понял, что Берию ни при каких условиях к высшей партийной и государственной власти допускать нельзя! Не надо было ему это говорить, но я не сдержался. А потом стало ясно, что долго ждать моей смерти он не станет. Лаврентий мечтал не просто о власти, он желал власти абсолютной. И уже претворял свои планы в жизнь — он устранял тех, кто реально мог ему помешать, обвиняя их в предательстве и шпионаже. Фактически он уже оттеснял и меня от власти, а у меня уже не было сил с ним бороться. В последний год у меня вообще было мало реальной власти. Что, не знали?

      Никита Хрущёв. Ничтожество, которое переросло в чудовище. Я даже сначала вообще не воспринимал его всерьёз, настолько он был всегда труслив и угодлив. Но он был очень исполнительным. Дав ему какое-нибудь поручение, я был спокоен – Никита все сделает в лучшем виде. Особенно хорошо он проявил себя в «украинском вопросе», за что и получил правительственную награду.

      Скажу честно, мы всегда опасались русского национализма. С любым другим мы легко справлялись, но русский нас бы задушил! Поэтому русский народ предполагалось поделить на части и постепенно растворить в культуре национальных республик. Ленинская идея, которую развил Луначарский и первым начал претворять в жизнь именно Хрущёв в УССР.
      К счастью, мы не успели ее полностью реализовать, и я до сих пор удивлён, что этот полуразгромленный народ стал воевать за советскую власть! Хотя у русских обострённое чувство родины – скорее всего, они воевали бы в любом случае.

      Хрущёв также хорошо разбирался в военном деле и всегда давал правильные советы. Особой образованности у него не было, но мы почти все были такими же. Когда произошла эта скверная история с его сыном, я на уступки не пошёл – это был бы очень дурной пример. Но, привыкнув видеть в нем только послушного трудягу, я пропустил момент, когда он изменился. В нем появилась какая-то уверенность, жёсткость, непримиримость. Он стал чаще выступать с докладами или просто высказывать своё мнение, причём в довольно резкой форме. Мне это понравилось, и я стал ближе с ним общаться. Меня предупреждали, что Хрущёв меня ненавидит, но что он мог мне сделать тогда?

      Да, он мне отомстил – «разоблачение культа личности» прозвучало громко, но мало кто ему по-настоящему поверил, партийцы просто приспособились к «новой метле». И скинули его при первой возможности.

      Теперь о Крыме. У партии никогда не было планов передачи Крыма в УССР – это хрущёвская самодеятельность.

      Я пытался понять, зачем он это сделал — ведь в этом не было никакой необходимости. Но потом я кое-что вспомнил. Когда Ялтинская конференция уже заканчивалась, мне поступило неожиданное предложение. Оно было неофициальным и неправдоподобным, поэтому я отнёсся к нему как к весёлой шутке. Меня спросили, как я отнёсся бы к обмену Крыма на контроль СССР над проливами Босфор и Дарданеллы. Это меня развеселило, и разговор на эту тему больше не возникал. А может и Никите позже предлагалось нечто подобное? Это мои предположения и их не стоит принимать всерьёз.

      Но все же я Хрущёву очень благодарен – за то, что моё тело было вынесено из Мавзолея и по-человечески захоронено! Он-то думал, что унижает меня, уничтожает память обо мне… Сейчас, когда я оказываюсь в Мавзолее и вижу то, что осталось от Ленина, когда я наблюдаю, как рассматривают это тело посетители, слышу, как они обсуждают его, то, честное слово, радуюсь, что я не лежу там рядом!!!

      Лучший способ уничтожить человека и память о его делах – это превратить его мёртвое тело в музейный экспонат и выставить на всеобщее обозрение. И на общее посмешище! Так что, Ленина уже и нет, а я есть и буду! Когда меня провожали в последний путь, миллионы людей по всему миру плакали, и я сам видел, что эти слезы были искренними. Разве так плачут о «тиране и палаче»? Нет, так плачут только о потере самого любимого человека. Это вам наука!

      Так убили меня или нет? Ночью у меня произошёл сильный приступ, который ещё и отнял у меня возможность говорить. По-моему, врачи так и не разобрались, что произошло, а я уже не мог рассказать сам. Поэтому расскажу сейчас – может быть, найдётся настоящий специалист и поставит правильный диагноз.

      Ночью вдруг резко сдавило грудь изнутри. Легкие перестали раздуваться, а превратились в жёсткий, негнущийся, раскалённый лист железа. Рот раскрываю, а вздохнуть не могу – боль страшная, дикая! Потом немного отпустило, но боль перешла в сердце. Я попытался встать и добраться до стакана с водой, но упал и больше не мог подняться. Потом как взрыв гранаты в голове. Не могу сказать, сколько времени я пролежал на полу – никто не приходил. Потом стали заглядывать люди, но сразу убегали. Знаю, что это не врачи – никто даже близко не подошёл. А потом пришёл Поскребышев, затем Лаврентий. Он наклонился надо мной и долго меня разглядывал, потрогал руки, посмотрел в глаза. Улыбнулся и ушёл. Врачи появились не скоро. Или мне это только показалось… И как вы думаете – сам я умер или меня убили???

      Я передал вам великую страну, такую, какой она никогда не была. И где она теперь, после ваших стараний? И вы же меня называете чудовищем, убийцей, палачом…А вы тогда КТО?»

Просмотр 0 веток ответов
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.