Торговцы живым товаром

  • Эта тема пуста.
Просмотр 0 веток ответов
  • Автор
    Сообщения
    • #34355
      Arc
      Хранитель

      Давние традиции выезда на заработки возродились на Западной Украине после распада Советского Союза. Но и при австрийцах и поляках, которых львовяне так любят противопоставлять ненавистным «советам», экспорт «живого товара» за рубеж достигал почти сегодняшнего уровня. О проданных в сексуальное рабство девушках Галиции рассказывает известный украинский писатель Юрий Винничук

      1906 год, Львов: «Без вести пропала восемнадцатилетняя Мария Чайковская, служанка. В воскресенье вышла в костел. Ее поиски у родственников в Голоско (историческая местность во ⦁ Львове — прим. перев.) последствий не дали. Есть опасения, что она стала жертвой своего юного возраста».
      Такие объявления стали привычными еще с середины девятнадцатого века, а вскоре торговля девушками уже буйствовала по всей Галиции. Это, в конце концов, стало главной темой повести Ивана Франко «Для домашнего очага».

      Этим прибыльным делом занимались в основном евреи, которые под разным предлогом отлавливали и вывозили за границу своих же евреек. Чаще всего их везли за море, в Южную Америку или Африку. Наивные девушки не имели понятия, что их обманывают, пока не догадывались, что их ждет дом разврата.

      У торговца девушек покупала владелица лупанара (публичный дом — прим. перев.), одевала их в модные одеяния и продавала мужчинам. А если какая-то из них гордо заявляла, что никогда на это не согласится, ее ждало такое наказание, что она неделями лежала больной.

      Стаи торговцев живым товаром были прекрасно организованы, они всюду имели своих помощников, агентов и посредников, которые, заметив красивую девушку, выставляли для нее силки и приступали к работе. Если торговец шустрый, то в течение года мог продать до полусотни девушек. Цена товара зависела от возраста и красоты: пятьсот, семьсот или тысяча франков.

      Когда полиция еще при Австрии начала выяснять, куда именно вывозят девушек, поиски привели в Аргентину и Бразилию, а затем в Мексику и Панаму. В публичных домах Буэнос-Айреса было выявлено три тысячи девушек из Европы — семьдесят пять процентов от всего количества проституток, а в Рио-де-Жанейро — восемьдесят процентов. Все они приехали не добровольно, а были привезены с целью разврата.

      Каждый корабль, плывший из Европы в Америку, вместе с торговцем или кратковременным любовником вез двух-трех женщин. В конце концов, в Америке женщины, содержащие публичные дома, не желали другого товара, кроме европейских девушек.

      Торговцы девушками до самого конца не изменяли истинной своей цели. Они нанимали девушек якобы на работу, платили им и отправлялись в путешествие не торопясь. Переезжая с места на место, добивались того, что бедная жертва медленно привыкала к своему «работодателю», становилась все послушнее и благодаря этому не делала сцен на границе, которые могли бы обратить внимание полиции на путешествующую пару. Для отвлечения внимания бывало, что жертва ехала одна в вагоне первого класса, а торговец — во втором, если не успевал фиктивно оформить ее в качестве жены. Довольно часто случалось так, что торговец, обещая девушке золотые горы за океаном, оформлял с ней брак, осыпал подарками, а потом вывозил как свою жену и продавал в публичный дом.

      А потом выяснилось, что девушки неоднократно путешествовали на кораблях в качестве переодетых матросов. Но чаще всего транспортировка живого товара происходила по поддельным загранпаспортам и метрикам брака.

      Наибольшим успехом у торговцев пользовались девушки из бедных семей, несовершеннолетние и сироты. Девушек часто ловили на фальшивые объявления, опубликованные в Европе. Например: «Ищем двенадцать девушек без специального образования, но красивых, молодых и умелых, с целью получения ими легкого заработка от 500-700 золотых в месяц. Возможно повышение».

      Рабочие в среднем зарабатывали 100-200 золотых, поэтому обещанные деньги были слишком заманчивы. Обольщали девушек также актерскими перспективами, убеждая, что очень скоро она станет звездой экрана.

      Интересно, что торговля женщинами и детьми в Польше касалась не только христианок. Наоборот, вывоз евреек как из бедных, так и из богатых семей превышал вывоз христианок. Так было главным образом потому, что у ветхозаветных евреев существовал обычай ритуальных браков, что очень облегчало поиски жертв и не требовало никаких документов.

      В ритуальных браках не нужен был даже раввин. Достаточно, чтобы пара молодых произнесла брачную формулу в присутствии любого старшего еврея. Религиозно такая связь считалась действительной, а вот в отношении гражданского права такая пара не была юридически связана. Когда афериста, который уже не на одной девушке так «женился», наконец ловили, то не могли посадить за многоженство, потому что не было никаких юридических доказательств, что он был ранее женат. Один аферист, который, в конце концов, все же попал в тюрьму, женился таким способом тридцать пять раз!

      Для преодоления этой напасти в 1925 году в Варшаве организовали курсы для подготовки женской полиции. Появились женщины-полицейские и во Львове. Им удалось выявить целый ряд публичных домов, задержать немало торговцев, выявить случаи похищения девушек, инцеста, занятия проституцией в гостиницах.

      Цифры вывезенных девушек впечатляют. Ежегодно в Буэнос-Айрес из Европы вывозили не менее двух тысяч девушек. Вылавливали их преимущественно в Галиции, Венгрии, Польше, а до Первой мировой войны — и в российской Украине. Значительное место занимали также Австрия и Германия.

      В 1905 году в Буэнос-Айресе случилось интересное приключение. В главном департаменте полиции появился итальянец, который заявил о пропаже двух дочерей — пятнадцати и семнадцати лет. Начальник полиции взялся за расследование со всей энергией. Скоро стало известно, что за день перед тем событием соседи видели у дома девушек низкую тучную женщину, которая с ними о чем-то шепталась.

      Разыскивать девушек бросился весь штаб полиции. В первую очередь обратили внимание на самые подозрительные корчмы и дома разврата. Однажды ночью, когда агент тайной полиции сидел в таком доме и разговаривал с проституткой, он услышал приглушенные страшные стоны, которые неизвестно откуда раздавались. Агент начал прислушиваться, но, чтобы не выдать себя, вел разговор дальше. Однако стоны не смолкали. Вскоре дом оцепила полиция и начался обыск. Но все было напрасно, потому что ничего подозрительного найдено не было. Но в тот самый момент, когда полиция уже должна была покинуть дом, а хозяйка энергично протестовала против нарушения ее ночного покоя, снова послышался стон, глухой и далекий. Уже не осталось сомнения, что стоны доносятся из какого-то подземелья.

      Полиция заново начала обыск — и на этот раз с определенными последствиями. В спальне хозяйки была найдена потайная дверь, которая вела в глубокую и темную нору. Там на помятой подстилке обнаружили два голых полумертвых и жестоко избитых существа. На вопрос, каким образом они сюда попали, полиция получила ответ на непонятном языке. Когда вызвали переводчика, то оказалось, что девушки имели австрийское подданство и происходили они из Галиции, а точнее — из Тернополя. Одна из них, двадцатилетняя Роза Брандт, рассказала о своих приключениях.

      Два месяца назад появился в их городе какой-то Герман, который изображал богатого фабриканта из Аргентины, и начал уговаривать тамошних девушек, чтобы они поехали с ним на работу на фабрики. За это обещал по пять франков ежедневно, жилье и продукты, а кроме того бесплатное путешествие в Америку. Очарованные обещаниями, четыре красивые приятельницы решили воспользоваться этим предложением и отправились с фабрикантом в Америку.

      Родители им не разрешили, но они сбежали тайно. Герман повез их через Милан в Геную, где купил четыре места на корабль, который плыл в Буэнос-Айрес. По дороге у девушек закралось подозрение, что они стали жертвой какой-то аферы. Однако хитрый торговец их успокаивал, обещая сдержать слово. Наконец они прибыли в Буэнос-Айрес. В порту их ожидали две дамы, которые делали вид, что являются родственницами Германа. Каждая из них забрала к себе по две девушки.

      Это и были владелицы домов разврата. С того дня начались пытки несчастных. Девушки протестовали, требовали, чтобы их выпустили на свободу, и не хотели вести аморального образа жизни. За это их пытали варварским способом — морили голодом и холодом, а потом закрыли в отвратительной норе, где их случайно нашла полиция.

      Благодаря этому случаю, полиция обыскала другие публичные дома и нашла остальных подруг Розы Брандт, а также тех двух загадочно пропавших сестер.

      Интересно, что даже русский консул в Буэнос-Айресе вмешался в это дело и вырвал девушку из Галиции из когтей банды.

      Но после Первой мировой войны полиция стала уже иной и по уши завязла в коррупции.

      «Buenos Aires, Maipu 450». Такой адрес сообщали своим родственникам вывезенные девушки в 1920-30-х годах. Потому что когда жертву вывозили в Аргентину, то ей запрещали переписываться с семьей. Но чтобы ее семья не волновалась, родственники все же получали письма от девушек. Правда, каждый раз, написанные другой рукой.

      По адресу, указанному в письме из Аргентины, никаких девушек не было. Но, однако, он был правдив. Этот адрес в межвоенное время использовала одна из самых мощных банд торговцев женщинами, имеющая в своем распоряжении огромные ресурсы и международный аппарат агентов, — банда Zwi Migdal. С ней в течение долгих лет тщетно боролась полиция многих европейских стран. Влияние этой банды было настолько мощное, что ей служили даже те аргентинские чиновники, которые были призваны преследовать и уничтожить этих преступников.

      Имея собственные отели, пансионаты, театры и развлекательные заведения, которые использовались для облегчения работы агентам, выискивающим жертвы, они также имели собственные яхты, которыми и перевозился «живой товар». А вместе с крупной фабрикой фальшивок, также имели собственное почтовое агентство, центральная управа которого находилась в Буэнос-Айресе по адресу «Maipu 450». Сюда приходили письма словно до востребования. Отсюда письма от родственников отсылались «опекунам» девушек. Сотрудничество аргентинской полиции с торговцами женщинами часто вызывало скандалы и «глубокую обеспокоенность» правительств различных стран.

      Конец такому положению дел положил энергичный судья Мигель Фернандоз Обако, который разгромил банду Zwi Migdal и разоблачил чиновников полиции, находящихся у банды в услужении. Члены Zwi Migdal, депортированные из Аргентины, вернулись в страны своего происхождения и попали за решетку. В том числе и в Польше. Также вернулись домой девушки, вывезенные из Польши, а также и из Галиции.

      Также перед судом предстал один из членов банды Герш Гронский, который вывез из Львова восемнадцатилетнюю Суру Фрайман. Как выяснилось, брат Герша был владельцем большого дома в Буэнос-Айресе и одним из руководителей Zwi Migdal.

Просмотр 0 веток ответов
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.